В недозвучьях вселенской любви…

Дата: 30-05-2007 | 16:18:51

1.
Сытость – обществу помеха: не имея ни копья
можно выжать ради смеха – от и до из буквы «я»…
Надругаться, надсмеяться над, естественно, собой –
в гнев ли праведно сорваться или в бездну головой.

И тогда уже мокруха – замокайся плотно в жизнь,
чтоб оттуда во три уха гаркнуть праведно: «Держись!»
Нет сомнений в том, что в мире квасят нас как иваси
в прок изгаженном сортире… Где ты, сказка, задержись!

Поброди со мной Европой, как когда-то в старину,
там где плачет Пенелопа и Офелия в плену…
…слабоумия поэта – бедный Гамлет-душевед
ищет Йорика совета, ну а тот – давно скелет.

Не велит ему скитаться на границе двух миров,
где владыки и паяцы только призрачный конвой….
2.
Камелии камений не резчик, а Природа
оставила с откатом на миллионы лет –
сапфиры и агаты, топазы небосвода,
в которых отразился древнейший яркий свет!

Я сам себя жалею, когда их трогать смею…
Они пекут багрово давнишнего меня –
мое же отраженье столь древне и не ново,
что хочется пробраться в былые времена…

Вот там я жил молюском и стал янтарным сгустком,
а здесь грешил на вешке израненный в крови.
И стал я изумрудом с краплением кровавым –
кто говорит рубина, кто утренней зари….

Восходы и закаты сжигали имяреки…
Куда ушли атланты, в какие времена?!
Я камешков касаюсь, – светитесь, словно в Мекке
великий Кааб-камень небесного огня.

Камелии камений я небу предлагаю:
прочти их тихо Время и вычлени меня….
3.
Очертелость, очерствелость, …
Прожить жизнь, как спеть хотелось…
Век желалось воспарять и ничуть не унывать…
Не случилось, не сбылось, болью вдруг отозвалось,
разорвалось как снаряд – всюду ад… Кромешный ад!
4.
Книгочеи, времячаи – в городах, растущих ввысь,
кто вы в прошлом, в изначале – в изначалье без границ?!
Время вырвало подмётки на пуантах всех мастей,
возвышаются лебедки над заречьем всё быстрей.

А под кранами над нами серо-сизые стада –
то ли башен прёт цунами, то ли рвутся якоря.
И вздымаются подложно остовами каравелл
сарданелы дней пирожных и сардины постных дней.

Отовсюду мачты гнутся как удилища от флагов –
это улицы смеются под руками вещих магов…
И вплетаются бетонно в перекрестки этажи –
многоспудно, многотонно, будто Новые Кижи…

…что утонут откровенно в гари, копоти и смоге,
и вчерашняя Равенна прорычит им: «Бандерлоги!»
5.
Магистрали рвут аорты старых уличных асфальтов,
и рождаются фиорды тучных билдингов под смальтой,
тощих билдингов форели отражаются в стекле,
словно в красках акварели серебристость Фаберже.

И пигмеи человечьи, свой утратив прежний вид,
устремляются в скворечье рукотворных пирамид.
А ещё, несясь в бетонных полукубах, полувешках,
заметают эскадронно след свой – в нечет да орешку…

А орёл да чет – не в моде, в недочете нынче те,
кто мечтает о природе во бетонной слободе.
Подле ангелы при дудках у житейских адских врат
на пристебах-прибаутках зазывают в зоосад!

В том засаде-зоосаде выдаются номерки
недомеркам при параде: «Проходите, чуваки!
Вы свои, и вам коленца здесь фиглярить до кончины…
Вам зачтется, как младенцам… жидкомозглые кретины!»
6.
Я привык выходить на асфальты с полусмальтой на полуподмостках,
и звучать баритонистым альтом не по голосу и не по росту…
…в какофонии сплина и тлена… Под извивами вешней земли
погибает трудяга Равенна в недозвучьях вселенской любви.

Мы на улицах нового века – очень трудно в нём жить и дышать
безвозмездно нелепою вехой и под ветром эпохи дрожать…
Посему, наплевав на эпоху, строим светлой души витражи,
испуская корпускулы-крохи в каждый отзвук вселенской глуши.

Здесь простая и добрая вечность в пересортицу прошлых дорог
непременно вплетет человечность, как велит человеческий Бог…
И тогда на асфальтах вселенной отразится восторженный май –
бесконечный, волшебный, нетленный по билетной цене на трамвай.

29 апреля-29 мая 2007 г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!