Иношельцы или Тринадцатое колено…

Дата: 04-04-2007 | 13:31:00


***Обзаведись собственной Историей жизни…
И иди сразу на Исповедь. Автор.

***Сиротское Детство, волшебный фонарь,
кто выжил, тот выжег в душе пектораль…

***Психоделика состояний, коль учитель на букву «У»,
ты обязан долженствованьем тем, кого ты простил в миру.

Сэр Робин не был Бобинном, а Бобин – бородой.
Иной на свете Жлобина сам по себе герой.
Он ест на завтрак устрицы и мидий на обед,
Он прожил лет немалушко и видел много бед.

Но, свесив ноги запросто на внешний от кутюр,
которому привержены, увы, немало дур,
он очень даже благостно блюдет свои деньки,
когда ж на сердце гадостно – снимает сапоги.

Сошлись под ним трамвайчики потренькать, поболтать
о том, что прется в зайчики безденежная рать,
не сытая, разутая, раздетая до дыр,
а подле мчат в лэндроверах три дюжины блядин.

А зайчики зрят Родину, раскосые глаза
уставили в уродину: – А шош и нам нельзя?
По пиву молча выпили, затарили вторым…
И враз на донце выпали, где на фик быть живым…

Ни лозунгов за партии, ни славы за народ,
Чуть что – подпишут хартию, и тут же всяк соврёт.
Знать сэру Бобу Робину на зайчиков начхать –
он цедит эль и виски пьёт, и любит мёд хлебать.

А зайчики в трамвайчиках давно уже не те –
Сцепленье жгут вагонное и поезд мчит к беде…
Легко в столицу чухает на площадь всех вождей.
Здесь встали тощебрюхие за право жить сытней!

С тем сказочки кончаются и в зареве знамен
голодный крик качается: – Своих вождей найдём!
Свои судьбы вожатые есть в каждом уголке –
в стране, где жизнь проклятая уж зайчики не те!

И вновь придет Империя с казенной бородой –
Губерния да мэрия, да каждый сам не свой…

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!