Financial times

Дата: 17-03-2007 | 16:04:35

Н.В. Зайцевой

Загустевает декабрь, слой на слой.
Времени 7 тире 7 с минутами. Злой
солью крыты огни и камни Москвы.
Еще не время объезда по точкам братвы,
но пора медной сволочи для дорожных жетонов,
скользоты ступеней, но все увереннее и степенней
снег-первоклассник пишет в косую линейку.
И строят, к премьере трагедии, прожекторы росскую Мекку,
стапели и столпы. Тебя, город-империя.

Москва во облацы, словно в овраги, сваливает
отходы лазерных ватт, иллюмината остатки и бой.
И в ту виртуальную почву бия световые сваи,
на дымных она полотнищах профиль рисует свой.

Таков интерьер. А теме (деталями слог украсим!)
назначено: быть и умереть в получасе.

Прошу обратить внимание: сквозь тростник снегопада
Вы видите что? - банков сияющие зиккураты.
Давно неприемное время -
ни дать, ни взять, так сказать - тем не мене
горят бифокальные окна, нам ни хрена не видно,
но мы им видны, и это даже обидно.

Вы знаете, что там творится, в эти мгновенья?
Идет, во имя Баланса, уничтожение денег!
Должна лишь нули дать на экраны ежевечерняя опись,
все - замереть, и задержать на вдохе дыханье бэк-офис.
(Я не знаю, что он такое, и вам ведать не надо.
Храни нас, Боже, от тайны не наших банковских кладов.)

Таинственно повеленье Верховного Казначея:
Нули в 20.00! Так на пятницу иудею
перед субботой стать надлежит неимущим,
до воскресенья не обладая вещным и сущим.

Иначе сказать - мы, входящие на эскалатор, означимся «вх.»
Вечером «исх.» встречная лента исторгнет, еле живых;
а к ночи до`лжно пустому остаться метро, -
так же и в банке, в монстроподобной утробе его.

Если верно, что время - деньги, то это
значит, что каждый вечер времени как бы и нету.
И великие бессребренники с охраной в свои лимузины
рассаживаются, усмехаясь. Дежурные их муэдзины
в верховные сферы возносят хвалу нищете богоданной.
Когда же среди их когорты окажется бесталанный,
и у него будет найден талер хотя бы един,
тот в свою хижину входит печален и нелюдим.

Но в ту половину часа, когда уравняет чаши
весов баланс Центробанка, мы хлоп о карманы наши,
и звонкая грянет весть -
есть наше время! И к вящей радости деньги есть.

Кличьте лоточницу! Снедь подчистую сметайте.
Время мышам веселиться, пока убрались коты.
Все денежки - наши. И сами собою, смекайте,
народные осуществились мечты.

Зимою Москва - как Фивы. Ночами сама история
что-то в себе меняет, с концами концы сводя.
Праздник. Пестро. Но зевы метро
драконов морозного пара исторгли,
словно ораторы исступленные
на похоронах вождя.


1998

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!