Перемкнуло Златоуста…

Дата: 18-01-2007 | 12:00:15

1. О литературных псевдонимах…

Безобразов – Бразов, Югов – Остолопов,
Яков Баш – башмачник – от Башмак и всё там!
Клички и кликухы, нимбы бессердечья
все равно, что кули да в Замоскворечье…

2. Поэтам двадцатого века…

Они останутся в двадцатом, а мы уйдем за горизонт –
их души радугой крылатой сыконостасят небосвод,
а мы – изгои и плебеи, аристократы дивных строф –
живя чуть проще и мудрее, за них поднимем звонкий штоф.

3.

Облепиховое масло, облядиловое сусло,
вышла полночь и погасла – перемкнуло Златоуста,
на поветрии печали, на безветрии судьбы
мы умчаться тщимся в дали, строим в полночь корабли…

Строим в полночь каравеллы без заимок под себя.
Правит ими старец Веле, тот, что в полночь без руля,
без копья и на полушку, но с мечтой, не без судьбы
цедит он за кружкой кружку пиво в полночь… Се ля ви.

Конопатим каравеллу без вопросов в Благовест,
потому что видит Веле человечество в окрест…
Он не Ной, не проходимец… Флот космический Аштар –
мимолетных снов гостинец не прервет земной кошмар.

Но пребудут на планете чудаки и простаки –
все равны, как крошка йети с пазлом крохотной руки.
На его простой ладошке предначертана судьба
на неведомой подложке, как у Веле, без руля.

Хоть в житейских арабесках невесомый лет оркестр
со стигматами гротеска снов роняет анапест.
Так что будь же всё что будет! Всяк отчаянно греши,
хоть и йетти нас осудят в трансведической глуши!

4.
***Совместно с Денисом Боженком

Я живу на моей каменной планете засохших мозгов.
Правда, там растет ещё одно дерево, в корнях которого
копошатся маленькие черешки, переплетаясь хвостами с корнями.
Со времени хвосты у этих проказниц прорастают сквозь земное ядро,
образуя, естественно, транспланетный телеграф: «Говорите!»
Но никто так и не пытается поговорить,
и от этого со временем черепашьи хвосты,
проросшие планетарное ядро насквозь
становятся всё мясистее и мясистее, пожирая саму планету,
пока сама планета не превращает эти хвосты в реликтовые экскременты.
И только дерево, вечное одинокое дерево
возвышается над этими экскрементами,
обволакивая планету уже пустыми корнями,
которые всё растут и растут,
прорастая в отчебученную мозгами вечность.

5. ЭПИТАФИЯ 2006 году

Год выжег каверну в асфальте, а та – колдобину в душе…
Впредь не играть душе на альте на тридесятом этаже.
Срок мал, но прочен как решетка, сталист, как кованный клинок,
распоясался посередке, но взялся в цепкий узелок..

Связался коротко и жестко, и всё, как смог перечудил –
в Аланье русские березки, а в Карло'Варах – русский сплин,
здесь Карл уже не крал кораллы, а цепкий русских олигарх
скупил все водные порталы, бюветы, бары и вокзалы,
дворцы и праздный променад…

А эти числа Фобиначи! Год просто принял за свое
и преумножил неудачи и стал бродягою легко,
но, побродив чуток по свету, вернулся в старый уголок,
где в параллаксе всю планету он зрил, как только может Бог…

Халиф на год… Его на дровнях уже в историю свезли,
А мы ему, увы, не ровня, живём в объятиях любви!

Декабрь 2006 – Январь 2007 гг.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!