Цыганка с Балковской улицы

Цыганка с Балковской улицы

Свою работу в одесском автопарке такси я начинал водителем автобусов городских линий.
При получении первой партии "Побед" был пересажен на легковое такси.
Шли годы, появились и "Волги". И вот в последние годы перед моим отъездом в эмиграцию произошло такое интересное дело.
Как и в любом из городов советского союза (да и не только) шофёров такси то тут, то там, пусть изредка, но грабили и убивали. И в Одессе были случаи нападений, грабежей, угонов машин для совершения крупных ограблений с убийствами и убийств непосредственно водителей. Всего не упомнить.А вот мой, особый случай, в память, как в глину сырую впечатан.
Были мы на тех-уходе.Мы - это я, мой напарник, и, главное, наш автомобиль.. Тех-уход, это профилактическая, ежемесячная работа с машиной, когда проверяются все её агрегаты и узлы,
идёт ремонт и замена износившихся деталей.
Обычно его проводят специальные авто-слесари, но свою машину я делал сам.
Напарник выступал в роли снабженца и помощника. Закончив где-то все работы к часам пяти (а в этот день вторая смена была моей) я уже было направился в диспетчерскую за путёвкой, как подошедший ко мне водитель"безлошадник" (должна была прийти новая партия машин, и он работал "на подхвате2) сказал мне - дай выехать, ты же от-ишачил смену на ремонте, подойди к "Давиду" (так прозвали русского парня Володю, наливавшего в граненный стакан сто-двести грамм водки, плюс солёный огурец, кусок варённой колбасы и шмат хлеба), и валяй к дому, всё не заработаешь, отдохни лучше.
Обрадовавшись, что не пропадёт смена (я имел право в день тех-ухода поставить машину и не выезжать - начальники коллон и бригадиры это не любили - план, план...) я с удовольствием дал ему выехать на своей. Следующий день мой был выходным, так что он снова мог вторую смену за меня отработать. А после пересменки я уже работаю с утра, напарник во вторую смену.
Было это летом. Выезд мой где-то в шесть утра. Выхожу я из-дому (жил на Коблевской и Толстого),
сворачиваю направо, на улицу Толстого (к гаражу хода было минут 25-ть) и едва по ней прохожу несколько шагов, догоняет меня машина, идущая в моём направлении, останавливается, и шофёр её кричит мне - Миша, ты в гараж?!
Сажусь в машину Рядом со мной мальчик лет 12-ти. С шофёром - женщина.
Молчание. Какое-то тягостное, ну висит что-то темное в воздухе.
Вдруг замечаю, узнаю, что это МОЯ машина. В недоумении спрашиваю шофёра, почему он на ней выехал, ведь после тех-ухода я её отдал Саше.!
А это - говорит он мне - со мной рядом жена Саши, а с тобой его сынок, Сашу вчера ночью убил солдат у молокозавода, угнал машину, поехал к своей возлюбленной, убил там её и кого-то ещё...
Мороз по коже? Ничего не сказать...
Приехали в гараж, жену погибшего встретило начальство гаража, работники ОББ (отдела борьбы с бандитизмом), милиции, я же направился в диспетчерскую за путёвкой, мой выезд никто не отменил, и в ужаснейшем состоянии и настроении выехал на работу, на линию...
Через несколько дней состоялись похороны Саши.
Не впервой таксисты автопарков города провожали своего коллегу в последний его путь.
Несколько автобусов, снятых с линии, были полны сотрудников, родственников и знакомых убитого
Городские власти очень не любили такие процессии...
Голова траурного шествия была у въезда в наш автопарк.
Располагался он на улице Средней, а выходил одной стороной на Балковскую. на которой именно в районе нашего гаража жили одни цыгане. Промысел их был - цветы, анаша, наркотики покрепче,
торговали во всему городу - даже в переулке против городской автоинспекции...
Были щедры. Мы их считали хорошими клиентами... Напарник мой вел нашу машину в похоронной колонне, с другими сотрудниками по работе я сел в один из автобусов, ещё стоявший как раз против ворот нашего автопарка. Ожидалось после траурного митинга начало движения к кладбищу.
Я мало курю нынче - тогда запоем. Прикурив очередную цигарку, поднимая глаза и делая очередную затяжку вижу вдруг перед собой старуху -цыганку, только ступившую на подножку автобуса.
Кто-то тянется ко мне прикурить, я поворачиваюсь к нему, но ясно слышу её шопот - а это ты, милок, мог нонче быть убитым заместо Сашка...
Не успел осазнать услышанное, повернулся резко по голосу - никого:старухи -цыганки в автобусе уже не было. И среди толпящихся у него и на улице людей, высыпавших из домов, я так её и не увидел.
Она сошла. Исчезла.
Будь я трижды проклят, если в этом рассказе есть хоть одно слово выдумки или лжи.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!