НРАВОМУЧИТЕЛЬНЫЕ СТРОЧКИ

Дата: 26-09-2006 | 14:01:27

***Мораль начинается там, где кончаются «грОши»…

***Система мировых фактов имеет свой собственный интеллект, способный взорвать и развернуть целую планету по-своему…

Мы хороним друзей – не своих, так чужих…
А своим не налей, то не будет иных…

Клюкнув ягоду в желудки, – дискомфорт не виноват,
лабудим вторые сутки, да и третьи, чтоб без шутки,
и четвёртые в закрутку – год подряд…
Остов мамонта объели и реликтовость кита –
словно черти в нас засели, мы б и кильку в масле съели, лабудня!..

Пора отъестся – трали-вали: где пряником, а где халвой,
желудок сдох в душевной бане, судьба играет на баяне –
подайте пьянице с сумой…

Писатель просит подаянье – давно известный всем сюжет
он сам в себе – как на засланье, он и в семье – как в наказанье
такой лирический портрет…

От столь нелестной партитуры и жёны мчаться в синекуры,
и воют чуть ли не до звёзд – тебя избавит лишь погост…
Погост – антракт, пред тем, как вам судьба оплатит гонорар.

Истерические девушки и стероидные мальчики,
вы скажите, кем вы сделаны, и каким гунявым пальчиком?..

Играет пластик тамогоч и прут неоновые телки
скозь тиви-ящик прямо в ночь… шаманят бестии-девчонки:
то улыбаются грешно, то прямо в камеру смеются,
во время микшей всё равно – дерутся или отдаются,

держась за длинное древко от потолка до шоу-блюдца,
усопших сказок толокно просыпав под ноги, не жмутся,
не напрягаясь ни чуть-чуть не порнодивы, но субретки,
они сквозь тьму к тебе идут, хоть ты уже на табуретке,

и голова твоя в очке веревки к потолку прижата –
чуть хлоп! И занавес вообще – гасите ящичек, ребята.

Кнут судьбы избил свободой и стреляет у виска,
хоть была ты недотрогой... от соска и до соска...
но свобода присосалась и давай тебя долбить –
вот опять сама осталась, поумерив сердца прыть...

Бандиты на бандитах, дерущиеся твари,
и всё это забито в киношной киновари!..

ПОДСЛУШАННОЕ…

– Сыночка, не по той дорожке идёшь?
– А по какой же мне, маманя, дорожке идти, если ты принесла меня президентским коштом в пятнадцать?
– Токмо одной сытости ради, золотко…
– Лучше б ты удавилась…

Всё обнаружиться в эндшпиле… Про то как жили не тужили,
не станем сказок говорить и грустный хоровод водить.
Всё обнаружится в экзиле, куда нас сосланных внедрили
и позабыли навсегда, не говоря ни НЕТ, ни ДА…

Всё обнаружится в эфире, куда нас выбросят в эндшиле
и стануть гурой окликать… в гробу.. в бубу их души мать.

Хоку и хайку – бремя всезнайки...
Русь, понимаешь? – не кисть попрошайки!..

Мой эшелон задержали подле земного дерьма…
– Возраст, – печально сказали, те, что стоят у руля.
Нацию стиснув в удавке, вырвались суки наверх,
многих урекали в давке, прочим не деньги – а смех…

Строят дворцы и палацы, ванны гектарных кровей,
милые тихие наци, скопище курв и блядей.
И конвоиры-мздоимцы встали у сытых ворот,
прочим – из крови гостинцы, нацию в грязь – от ворот!

Приказано выжить, сдаваться – отказ!
Такой не веселый, но вечный рассказ…
Да хоть и познанье лишает нас сил,
век жить под конвоем – мир будет не мил…

И мы поднимаем на древках судеб
духовной свободы несытый наш хлеб…

Достаточно стать легендой в каких-нибудь полчаса,
и будут веков календы истачивать небеса,
и будет сочиться мирро, и будет над миром течь
знакомая песнь клавира, которой нельзя иссечь…

Мы прибыли в мир – не в праздник, и метит нас зло погост,
но раненных душ заказник спасаем мы в Холокост.
Пред нами закрыты все двери, но мы пробиваем их,
поскольку поднаторели над строчками Вечных книг.

И мы содрогаем небо. Приказано выжить? Да!
Духовного сытного хлеба заждалась от нас Земля!

Мы поквитаемся с судьбой и не затеем новой чвары.
Известно, в прошлом были нары, известно, в будущем – конвой…
уже не нас. А бренной плоти. Нас приведут в большой охоте
по площадям, лишенных мест, и будут плакать тёти Моти,

на бене квакая о квоте всех тех, кто в ангелы… пролез.
И я средь ангелов пребуду, поскольку знаю, что откуда
на мне небесный комбидресс – любви и радости прогресс…
И на лафете жестко-скиньем я Землю ангелом покину

и отойду в иной предел, как страстотерпец не у дел…
Да, коль пора – уйду… Отлыну, не оплатив и домовину,
и станут чтить меня вовсю, не как окрестную попсу,
а как писателя в экзиле… Затравлен был, не жрал, не пил

и с тем почил… во вред общине: ведь денег, ****, не скопил,
чтобы его похоронили… Ну, всё как есть – знать быть кручине…
А я на острове Хонсю воздвигну остров зело пышный –
лишенный тела и Отчизны, на люд окрестный суть свою

направлю охранить от тризны, чтоб жили вечно, как в Раю,
поправ эпоху похеризма, дворцы разрушив на корню…
Мир хижинам, а как же тем, которым ванны в полгектара,
я истреблю их, Боже правый, всей мощью дня испепелю…

26 августа-26 сентября 2006 г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!