Созерцание

Дата: 10-05-2006 | 18:40:30

Росчерк.

Сейчас я понял, что постоянно всё объясняю. Это так скучно. Может взмахнуть крыльями и отвлечь птиц от их постоянных забот, и увлекая их за собой, подняться во влажные и холодные объятья облаков, устроив там беспорядочную возню, а затем отдаться гудящему и настойчивому потоку, который превращает дыхание в сложное занятие, напоминая нам, что невесомое тоже имеет своё тело и, напрягая его, всеми силами старается удержать нас в своих объятьях, чтобы мы, как и раньше, могли радовать его своими играми, песнями и многосмысленными росчерками перьев.



Забытые намёки.

Современная цивилизация – это озабоченное существование мыслящих существ. Они накапливают в сознании статистику смыслов бытия и вариантов достижения целей, иногда сталкиваясь с какими-то необъяснимыми совпадениями и никуда не вписывающимся детским восторгом.
Но чуть-чуть шагнув в сторону из этой раскрашенной цивилизации вдруг сталкиваешься с добрыми глазами, улыбающимся лицом и трепетом в собственной груди, когда рука, безо всякого напряжения, касается другой руки и легчайший поворот головы говорит так о многом, что бесполезно и начинать запихивать это в слова.
И тут начинаешь вспоминать детские впечатления от прочитанных сказок и более поздние намёки на то, что есть какая-то душа и что жизнь – это не только хождение на работу, а что-то неведомое и нежно протягивающее тёплые ладони, дабы уберечь тебя от очередной шалости, ведущей к нервному смеху и быстроуходящему ощущению иллюзорного всемогущества.



Февральское счастье.

Как всё совершенно! Подтаявший снег находится в гармонии с серым асфальтом.
Сугробы, разбитая дорога, сосульки на крышах, бабки, торгующие кислой капустой, мокрые, непонятного цвета, машины - всё
А ясное небо с настойчивым солнцем открывают возможность выпить водки и зайти в магазин стройматериалов, чтобы вдохнуть настоящий запах дерева, и впустить эту забытую энергию в согревающийся мир серых пятиэтажек и молчаливых людей, имеющих довольно озабоченный вид, но явно побеждающих в диалоге с самим собой, останавливаясь на том, что прав, всё таки «я».
И как выбиваются из общей картины чьи-то джинсы в обтяжку, оранжевая куртка и сигареты, которые, став окурками вокруг столбов и остановок, станут уже общим достоянием, оставив только резкий запах изо рта и желание залить его пивом, чтобы дополнить картину самого себя до состояния, ниже которого опуститься довольно сложно.



Жизнь – игра.

Человеку, чтобы иметь всё, что хочешь,
просто не хватает энергии.
Он расходует её на следование стереотипам.
Он включается в игру, считает, что ему
на самом деле чего-то нельзя, чего-то не положено…
Энергию можно привлечь стороннюю.
Задача состоит в том, чтобы не соглашаться
с конкретной Картиной Мира.
Догмы существуют только с нашего согласия.
Мир – таков потому, что мы творим его таким,
потому, что нам приятно видеть его таким.
Мы «угадываем» его, стремимся занять
положение в нём, стремимся быть кем-то,
кому-то подражаем, и ожидаем ответной игры.
Понимание этого не добавляет нам солидности,
а позволяет, лишь, выстроить нужный нам Мир,
в котором нет суеты по созданию ограничений
и правил, а есть только текущая договорённость
о формах и целях, которые не препятствуют
Любви и Гармонии, и познанию их новых аспектов.




Прошлого нет.

Есть только набор типовых реакций и привычек. Они формируют картины ситуаций, которые бесконечно воспроизводятся в твоей голове.
Эти картины мы называем прошлым. Опираясь на них, настоящее мгновенно обращается в будущее, в виде ожиданий, надежд, предсказаний.
Осознавая свои реакции, ты разоблачаешь правила, по которым разыгрывается твоя жизнь. Тогда появляется возможность начать новую партию, правила которой неизвестны, но абсолютно реальны, до тех пор, пока ты не осознаешь, что и эти правила – лишь следствие ожиданий, верований и страхов.
Эта, новая партия открывает новые возможности, новые масштабы, новые просторы для расцвета любви и гармонии.
Но этот простор не безграничен.
И когда ты упрёшься в потолок, то игра, под названием жизнь, окажется завершённой, а твоему уставшему уму откроются остальные, бывшие невидимыми, просторы, ни представить, ни измерить которые, не представляется возможным.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!