НЕУМЕСТНЫЕ СТИХИ

Дата: 09-03-2006 | 17:25:30

*
В тело старого поэта подселяются долги
душ, чьи песенки пропеты – их худые сапоги –
слов нелепые закваски – полумысли, полусказки…
Полоумие в цене – каждый квасится в себе!..
Очень как-то неуместно, совершенно невзначай,
падший ангел в лике тесном пригласил меня на чай.
Растаможенное в полночь пили мы амбре с небес.
Очень чувственная сволочь – полуангел, полубес!
Закадыжничал, курлыкал, заливал за воротник.
От души моей заныкал ключ и поутру поник…
И на деле оказался полудевицею-вамп,
полустарым святотатцем, получертом на бровях,
то ли ушлым проходимцем, то ли тёткою в соку…
Мне жена ворчит: – Подвинься, не храпи, спать не могу!..
До чего же ты нажрался, получудо, полубес…
Я проснулся… Оказалось – падший ангел в душу влез!
И теперь гундит без толку – ходь сюда, а тут постой
и сними свою ярмолку под летящим кирпичом.
Кирпичи парят, как птицы и порхают тут и там –
надо ж было так упиться, что все страхи пополам!
*
Параметры стационара – душевно гадко, пришлым нары,
своим – бетонные мешки, снов перфорации-штришки,
и неуместность вдохновенья, и слов говенное говенье,
чуть что не так – и судит всяк, и ценит ровно на пятак,
и низлагает до основ, каноны чтя… и дураков!
Но если ты, да не дурак, то всей цены тебе – пятак!
*
Вот хоругви, вот знамёна, вот полки вчерашних дней
не осталось батальона от оранжевых кровей,
ни осталось ни полушки, ни копейки, ни вранья,
потому что дух заглушки перебрала егерня.
Всяк затравленный на стае и неведомо к чему
жупель прошлого растаял – знать пред временем в долгу!
Получите предписанье – по повесточке – в штрафбат…
Это ж что за наказанье, ну и кто такому рад?
Разъедрынь в перепелицу, кривотолки, кривокос –
тощий вздумает жениться, тут же время на погост,
молодым же в аты-баты поучастночно… Сидеть!
Потому что вы, ребята, политическая снедь!
Вас подставят и заставят считать бюллетни в страду,
но народ власть обесславит на резиновом ходу
и похерит олигархов всех мастей и волостей –
чхал народ на перебранку олигархов и бл@дей!
*
Истин первого порядка не отыщется и двух,
жили-были сладко-гадко, но светильник душ потух.
Кант – оторва откровений – не лохмат и неказист –
ест телятину с печеньем, как последний пофигист!
Мол, духовен мир и точка – и в желудке, и в башке,
неба чистого расточка при росточке… хе-хе-хе…
Хрупок, мал и одиозен, в паричке для ловли мух.
Дыр-камзол его елозит эрзац-кафедра наук.
Пруско-палочной эпохе явлен был большой чудак!
О любви писал он строки, в мир влюбляясь, как дурак…
Тухнут звёзды на асфальте, гаснут зори в небесах.
Провидение на альте растормаживает страх.
Бродит страх по переулкам не свершившихся надежд,
как последний в мире урка между пьяниц и невежд.
Бродит страх… На альте цепко Б-г наяривает блюз
в клиновидной хиппи-кепке, словно на смех сонму Муз…
*
Болванчик кособрюхий понравился старухе,
она его купила за тысячу монет.
купала и холила, на празднички поила
и жертвенно молила сплясать с ней менуэт.
Смотри, что приключилось – такое вряд ли снилось:
танцует с ней паршивец, как истинный артист!
Виляет рыхлым задом и вертится, что надо,
но жуть какой ревнивец и ярый мазохист.
Тоскует и смеется, и с бабушкой дерётся,
и лопает на ужин бананы и маис,
едва ли быть не Богом желает он, ей Б-гу!
Кому ещё он нужен – зарвавшийся Нарцисс!
Век крутится шарманка, по жизни интриганка,
но бабушка устала и делает книксен…
А в сумерек ликуя, болванчики танцуют –
таков в Верховной Раде сегодня пиетет.

(Всем депутатам: шарманить до опупения…
шаманить до опущения…гласолалить до отпущения грехов…
перед народом задранной и обеспортошенной Украины)

03.1992-03.2006 гг.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!