У СТЕКЛЯННОЙ ПИРАМИДЫ



Amor omnibus idem

Я смотрю на тебя при свечном огарке,
как ты славно читаешь стихи Петрарке,
обращенные в сердце больном к Лауре,
эхом сонным, плывя вдоль полотен в Лувре.

И ноктюрны Шопена журчат фонтаном
из под пальцев сухих Перельман Натана.
Я касаюсь тебя и пугаюсь взгляда
замороженных клумб в шевелюре сада.

Я с тобой говорю, но о вящей славе
мне не хочется думать, и я не вправе
сожалеть, расставляя в судьбе пробелы.
Черных окон квадраты на фоне белом

января, как союз Казимира с ярким
светом рыжего солнца из римской арки.
Каждый день я люблю тебя все сильнее.
Предрассветные тучи в окне синеют.

Ты снимаешь бесшумно пожар халата,
словно с кожи небесной парчу заката,
обнажая, светящихся бедер сферы
изумившие Лувр на манер Венеры.


( 2002 г. лето)




Боровиков Пётр Владимирович, 2005

Сертификат Поэзия.ру: серия 913 № 39377 от 17.11.2005

0 | 0 | 2109 | 06.12.2022. 06:12:29

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.