ХРОНИКА ПИКИРУЮЩЕГО БОМБАРДИРОВЩИКА. 9 мая

Он начинает набирать высоту,
Когда
Бортмеханик отпустит лопасть,
И вода
В желтой луже ряскою на ветру
Задрожит, и пойдет хлопать,

А потом верещать, а затем визжать,
Намекая,
Что пора уже ввысь, туда, где слеза
Замерзает
На прозрачных колосьях, которые сжать
Может острым серпом звезда.

Там, вверху, ложится он на крыло,
Зазирая,
Вниз на лес, холмы, озера, суземный луг,
С края
Обрамленный мелким кустарником, как стекло,
Отражающим штурмовик и небесный круг.

Он летит сквозь сентябрьский злой туман,
А внизу
Остается прошлого керосиновая дорожка.
Он грозу
Прободает, что ворота башни последней таран,
И на верхней ноте захлебывается немножко.

Видит он сквозь морось вдали сады, Китеж-град,
Ограды,
Золотою вязью прикрывшие утлый вход
В Эльдорадо:
Все места для счастья, вечной любви, трудов, наград.
Но другую цель призирает в кабине пилот.

Там, средь скирд и стогов – взлетная полоса:
Летуны,
Встречным курсом несущие смерть и страх,
Валуны,
Обозначившие границы для взлета, вокруг – леса:
Влажный муромский рай для вестфальских птах.

А вокруг трассирующих нитей узор,
Серебристых
Злых зверьков, нацеленных прямо в грудь,
Голосисто
И задорно ревет пропеллер, но штурмана взор
Устремлен к земле, и он видит последний путь.

По дороге, встающей вдруг на дыбы,
Окаймленной
Деревами, деревнями, руинами городов, крестами погостов,
Словно с гона,
Поднимаются, встрепенувшись, отряхивая капли воды
С перьев, прозрачные, вне веса и роста

И минуя машину и человека, устремляющихся в пике,
Перелетными
Стаями, мимо, не глядя на его уменьшающийся силуэт,
Беззаботные
Души взорванных, убиенных, засыпанных злой землей, налегке
Сквозь препоны и гущу сфер, туда, где свет,

Устремляются, пока он все ниже и ближе к врагу,
И в нем
За секунду до остановки перетрудившегося мотора
Целиком
Открываются будущее его и отечества. И на том берегу
Есть небесная заводь, недоступная рухнувшему в небытие взору.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!