ВВЕРХ ПО ВОЛГЕ(наброски)

Дата: 15-08-2005 | 20:55:39

Шлюзуемся в Тольятти под дождем.
Вся палуба покрылась пузырями.
Ты улыбнулась: - Хорошо живём! -
смешно болтая мокрыми ногами.
Горланят чайки громко, в унисон,
малиновое солнце режет тучу.
Приходит озарение - влюблен,
опять я, будто юнкер, иль поручик.
А белый теплоход по Волге - мне
награда за безумство, не ошибка,
и белопенный гребень на волне -
волшебной продолжение улыбки.

* * *
Ну что сравнится с Волгой? Океан?
О нем уже сказал Андреев: «Лужа!»
Плыву, плыву…Я от простора пьян,
и сам себе нисколечко не нужен.

* * *
Душа моя летит, оторвалась
от всех забот земных, по принужденью,
и в воздухе удерживает власть
её лишь рифм нахлынувших броженье.

Не поскупись, немыслимый простор,
дай моим крыльям ветер восходящий,
и острый ум, и соколиный взор,
чтобы легко парить над настоящим…

* * *
Стоим у Городца, такое утро!
Рассвет разлился теплым молоком.
Белеет город, выплывший как будто
из прошлого, с которым я знаком
уже давно. Не просто понаслышке,
а тут я жил, любил, писал стихи,
и оставался всё равно мальчишкой,
совсем забыв про возраст и грехи.
Я точно был у этого приволья,
обласканного русскою рекой,
и явно слышал голос колокольни,
летящий над застывшею водой.

* * *
В провинциальных волжских городках
нет светофоров даже на углах,
где быть должны они определенно.
Да здравствует у них везде зеленый!
Но ехать то не хочется в тиши,
давить педали, нервничать, спешить.
Здесь аура небесной благодати.
У монастырских стен гуляют братья,
а бабки тут же, рядом с воротами
готовы угостить вас пирожками
с черникою, по божеской цене.
Всё меньше несогласие во мне:
брать ли, не брать огурчик малосольный.
Конечно, брать! Ведь лепота же, вольно!

* * *
Расхохоталась чайка в сотый раз
с каким-то оглушительным надрывом.
Она, наверно, насквозь видит нас,
желания все наши и порывы.
Всю суету немыслимых существ,
которым берега милей простора,
которым вечно не хватает средств,
и меж собой никчемных разговоров.
Они на неуклюжих кораблях
плывут, плывут, посасывая пиво,
и, якобы забыв о всех делах,
взирают вдаль и вторят: «Как красиво!»
И что-то порываются сказать…
Не слышно, слава Богу, сносит ветер.
Ну, как тут вольной чайке не кричать,
не хохотать над суетою этой?
* * *
Кострома, ты Кострома
не своди меня с ума.
Я вернусь, ты прокричи:
-Где ты, где ты? - с каланчи.
Позови с горы Молочной,
я к тебе приеду срочно.
* * *
Я в купели у Николина ключа
окунулся трижды сгоряча.
Бог, наверно, со смеху стонал,
видя, как в купели я нырял.
Вот не знаю, смыл ли я грехи,
только снова взялся за стихи…

* * *
Меня от мысли оторопь берет,
сверлит она меня со страшной силой,
что этот чудный белый теплоход
мог плыть бы без меня, и уносило б
дорожку пены за корму всё так,
но без меня! И берег был бы тот же,
и так же трепетал трехцветный флаг,
и голос капитана был не строже.
Но, без меня. О, Господи, зачем
ты даришь нам счастливые мгновенья?
Молчишь, молчишь… Наверное, затем,
чтобы пришло когда-нибудь прозренье,
что ты частица, атом, н и ч е г о.
Но этот мир и для тебя был создан,
и так беречь нам надобно его,
как малое дитя, пока не поздно.

* * *
Впитаю крики чаек и серебро воды.
Суда пересчитаю, запомню их следы.
Крутой волны качанье в блокнот перенесу,
простор необычайный с собою унесу.
Пусть нет стихов – наброски, о большем речи нет,
они, я знаю, после ко мне придут во сне.

* * *
Стоим на рейде. Небо радует.
Рассвет безоблачно упруг.
Десятый девушка по палубе
легонько пробегает круг.
По берегам леса и рощицы
знакомые ласкают глаз,
и грешным делом думать хочется,
что рифмы прорастают в нас.
01.08.2005 Тольятти



У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!