О ЛЮБВИ

Дата: 06-03-2005 | 08:00:53

Грустно, что для любви отпущено так мало времени. Больше для ее уничтожения... Пока.

Мы расстаемся,
Двигаясь по кругу -
Внушал себе, трусливому вралю!
Так долго надо жить,
Чтобы друг другу
Сказать три слова:

Тебя
Люблю".

Не знаю, кто ты, друг. Пока видна дорога, усталых рук, прошу, не опускай до срока.

Всем женщинам, с кем так или иначе пересекались пути на сайте, желаю сто лет без одиночества и печали.

Попробуй, сердце приложи к любви, которую украли.

Слезами горю не помочь, когда в глазах родимых ночь.


Когда я был молод... Я хотел отлюбиться со всеми женщинами, которые мгновенным лучиком своей доброты, симпатичности, красоты касались сердца моего и любя, радуясь и страдая, разорвать, расщипать свое сокровенное, раздать каждой по кусочку, продлиться в них и умереть с ними.
Но Богу, видимо, было угодно обратное.
Почему я так хотел?
Здесь срабатывал, конечно же, не грязный инстинкт бабника - постельного диверсанта. Я пронзительно чувствовал, что никакие другие ценности не смогут стать у живых по отношению к живым царственной памятью души. Без этой, без святой памяти, жизнь - полова.
И с друзьями точно так же - на отстрел: заходи, садись, бери кусок хлеба, пей стакан. Предал - прочь, мразь! Но - только с болью, с криком души, с пеплом. Самое страшное в нас то, что мы подтасовываем желаемое под действительное, серость под мудрость, истинную любовь перепутали с распутством, задушили намертво декретами и собственной ублюдочностью. Большинство наших семей держится на соплях.
Страшно, когда производное нашей радости - беда ближнего.

Когда расстаешься с любимым человеком, расставание будет долгим. Может, даже больше жизни...

Мое сердце не знает
Угасшего слова: разлука.
Моим чувствам неведомы знаки -
Чужие края.
Это я троекратно
Посылаю в пространство
Два звука:
Дорогая моя!
Дорогая моя.
Дорогая...
Моя...

Ребята! Только что вернулся из больницы и не знал, что у меня так много друзей. Захотелось заплакать от радости...

Любовь к ближнему, пребывая в долгом состоянии "до востребования", тоже взрывает.

Когда встречаются двое, любят друг друга и думают, что создают семью, это еще не так. Они только сажают деревце, которое надо растить и поливать, иначе оно засохнет. Это надо делать обязательно вдвоем... А если каждый раз выдергивать и пытаться воткнуть новое, то ничего не получится.

Любовь и печаль,
Я тебя не оставил!
Вся в памяти смертной –
Какой ты была.

Недолюбленность дышит нам в затылок. Надо понимать, что людей с таким грузом много, но они лишены умения выразить себя словом...

Размышление о недолюбленном поколении надо приучать, приручать, как случайно прибившуюся собачку, которой вот так бросишь кусочек в виде стихотворения, а она его примет, посмотрит тебе в глаза с таким доверием... И ты поймешь, что расставаться уже не получится.

Но воскрешает вновь судьбы причуда
Твою мечту.
И пляшет дождь гурьбой,
И я опять, как вышедший и чуда,
Как зов души,
Стою перед тобой.

Ты... «подожгла в степи бурьян, не рассчитав на встречный ветер».

И если вновь сквозь версты бездорожий
Разверстнется ненастий окаем,
Мне заслонит судьбы косую рожу
Лицо святое, светлое твое.

Конечно же, нужно любить человека. Но если ты все это делаешь - любишь, ненавидишь, думаешь... Как в маленькой компьютерной картинке понимаешь, что это ты сам и есть, и разговор идет о тебе самом! Значит живешь - раз видишь. И картошку тоже сажаешь. Кстати, я очень люблю заниматься огородом, только сейчас трудно входить из дому.
Понятия истинное и ложное сейчас путаются, в отношении общества - особенно. А в отношении личности, наверное, сохраняются. Не причиняй боль другому...

Неразделенная любовь во мне,
Так и прошла ты где-то между нами.
Сгорела, словно письма на огне,
И годы пепел выкурили в память...

В лютый зной я без дружбы смерзаюсь. Ты - от хватки друзей-торгашей. Греет солнышком белая зависть к богатейшей любовью душе.

Пройдя пешком
Сквозь годы бед и смут,
Где лишь в мечтах –
И радость, и участье,
Так тяжело поверить самому
В свое,
Почти непонятое счастье.

Кому – финал, кому – дебют... Лишь только мне стезя иная. Я не издохну как-нибудь: добьют любви воспоминанья.

В этом трепетном мире,
По сути своей не жестоком,
Осеняю признаньем
Травинки, пичужки, зверье.
Всех живущих прошу,
На все три стороны от востока:
Приютите
Любовь!
Иль распните меня за нее.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!