ПАХАНАМ ВСЕЙ ОРИЯНЫ ИЛИ ПАМЯТИ Н. ЧАУШЕСКУ…

Дата: 28-09-2004 | 16:16:38


Духовная болезнь поэта всегда более разрушительна, чем подобная болезнь не осознавшего своё тонкое тело и ауру Человечества. Наверное, я всё ещё пребываю в зоне страшного духовного заболевания, имя которому окрестно-повседневная жизнь… Автор
…Когда я оглядываюсь на проклятое десятилетие, которое я пережил вместе с моей страной, со своими близкими, с собственно собой, что было наиболее трудно – шесть попыток суицида, безверие, намеренный алкоголизм; я вдруг понимаю, чего бы я от души и себе, и своим близким, и стране хотел бы от души пожелать – впредь и присно – востребованости… А с ней – социальной и творческой сытости!..
Представьте себе, ни больше, ни меньше, ибо невостребованость рождает абсурдный театр повседневности, за которым возвышается ещё более абсурдный, как говаривал мой отец, Рок. Тот самый рок, которому никогда уже не стать рок-н-ролом. Ибо каждому явлены только одному ему свойственные переплетения событий и судеб, и не каждый достаточно подготовлен, чтобы судить обо всём сразу, но именно через призму своей собственной жизни он судить о всей аранжировке реальности, в которую его вмакнула судьба. У каждого ушка – своя макушка. Кто что услышит, кто что увидит, кто что прочувствует, осознает, тот то и декларирует перед остальными участниками процесса… реальности. Ведь не зря же я написал:

W

ПАМЯТИ ЧАУШЕСКУ-1

Опять сорок первый, сентябрь догорает,
евреев ведут в Бабий Яр –
жизнь подлые краски эпохи срывает,
сжигает её киноварь.
Две тысячи первый – душа догорает,
заклание в мире грядет…
Такое вестимо в родной Орияне,
где каждый правитель – урод.
Печально пред нами Отечества знамя –
его патриоты грустны.
Восстанет народное вскоре цунами
к заутренней новой весны.

28 сентября 2004 г.

W

Ночной аэростат – не цеппелин, а мрак,
одеться не успел я в свой концертный фрак,
но вызвала меня сквозь сон на цеппелин,
не то что бы родня, а некий черный сплин.
Без ужаса при том – подвешен и плыву, –
оставил я свой дом, и время и страну
в безвестии эпох костры горят внизу,
узревшие меня в анналы занесут.
А поутру опять шаманы и жрецы
планету окропят – какие молодцы!
И сон растает вдруг, как в банке рыбий жир,
как будто этот сон нечаянностью жил.
Но вот она прошла, проплыла в никуда,
и я без всяких сил проснулся без труда.

18 сентября 2004 г.

W

Кришнаитка из России в нашем парке плачет сутки –
Харе Кришне – фестивалить, а карманникам блюсти…
Вот он паспорт – был и нету, как разменная монета,
синекожий паспортина стал у вора на пути.
– Вы – поэт, впустите ради… харе Кришны-мамы, дядя,
мне всего лишь девятнадцать, я отчаялась уже,
мне б до Питера добраться, в Орияне ошиваться
не могу я больше… Бл@ бу.., – вашей стану протеже…
– У меня жена, пацанка. Жизнь окрестная – не санки,
сама саночки возила… Паспорт надо возвращать.
В райотдел зашли маляву, дескать, спёрли на халяву,
справку выпишут сначала и поставят в ней печать.
А потом по Интерполу личность сверят по приколу,
и в какой была ты школе, уточнят за пять минут,
да потом составят актик, дескать, ты не диверсантик,
и в вагоне под конвоем в заграничье отошлют.
Орияна, не Россия – жизнь всех на х@р разбросала,
Харе Кришна, Бога ради, разоср@лись в вашу мать!
Если не случится чуда – из соседнего колхоза
под конвоем в тот же Киев киевлян начнут "вертать".
Плачь, пацанка, жизнь не санки, а политика – дерьмо…
Да какая ж ты, пацанка, в нашем мире иностранка?
Позвони папане с мамкой, пусть приедут, ё-мое –
прямо с метрикой! На танке! Ну и дожили… Ото!..
…………………………………………………………
Харе мама, харе дядя – до чего же люди бл@ди.

24 сентября 2004 г.

W

ПАМЯТИ ЧАУШЕСКУ-2

Десять лет преодоленья и пятнадцать зим –
вот и всё собачье зренье, вечный барбузин…
Ненавижу и не вижу выхода ни чуть.
Может быть, чего сподвижу и меня поймут.
Время выстрадало кляксы на моей душе –
баксы в к@рву, жизнь по таксе – души на меже…
Перещелкнет, передвижет проданную суть:
чёрный кот себя оближет: будет, что ни будь!
Чёрный пёс себя оближет на разгрызке лет,
чёрный конь обует лыжи и умчит в рассвет.
На рассвете плачут дети, и встаёт заря.
В Орияне на рассвете – смерть для пахана!
Паханы всей Орияны будьте на чеку!
Мы восстанем из нирваны и рванём чеку!

28 сентября 2004 г.

W

Жрать! Жить по-человечески!! Быть!!!

W

Одни живут на вероятностных методах,
другие – на статистических.
Последние – обыватели.

W

Таракан ползёт по банке с домашним вином.
"Ползи, улитка, по склонам Фудзи!"

W

Мертвое вино – Богу, живо вино – миру!
Строю души синагогу без поклоненья кумирам…

W

Слова идут в разведку – в остывших снов бедлам,
чтоб там легко и метко пробиться по мирам,
в которых прежде слово не стоило ни чуть…
Слова плывут знакомо в далекий трудный путь.

W

Впервые голосовать на выборы я не иду. Негоже основным претендентам публично объявлять о своем отравлении и избиении, негоже допускать выпады против нацменьшинств, либо без согласия парламента волевым махом даровать народу второй госязык. Он ведь и с первым едва разобрался. А ведь это делопроизводство 50 миллионов людей! Двуязычие – это просто формалистическая малина для бюрократов! Хочу напомнить, что до 16 столетия включительно вся научная мысль Европы нарабатывалась и отображалась в Анналах только на латыни. А здесь 14 лет усилий, да!, настоящих патриотов, хоть во многом и непонятных прочим этносам х@рится одним обещанием. Нет, русский язык должен таки прийти в гуманитарную сферу, в образование, но гос- и техно- оборот извольте на Ориянском. И знаете почему? Чтобы не нивелироваться с прочими государствами, чтобы войти в общность международную на своей ноте.
Выбирать мне действительно сегодня некого. Поэтому я соглашусь с выбором своего народа, и всецело буду полагаться на Конституцию. Сегодняшняя власть категорически преступна. Она выстроила дворцы для богатых и декорировала каменными дорожками окрестные парки, она преспокойно и планово потеряла несколько миллионов ориянцев. Туда же, в число потерь был давно занесен и я. Но, позволив себе выжить и рассмотрев изнанку ориянской политики, сегодня я убежден, что речь должна идти не только и не столько о президенте, сколько о сплоченной команде профессионалов-этиков, хорошо понимающих и разумно регулирующих социальную меру – баланс добра и зла реального, а не задекларированого и попранного.
Я готов идти советником к любому Президенту, изучать ориянскую Улицу с ее базарчиками и бутиками, винарками и гаштетами-разливайками, бильярдными и окрестными нищими. Я знаю эту улицу, я знаю свой народ – от "чарной" копеечки до голодных обездоленных, от уличной шантрапы до брошенных сирот, от опустившихся генерал-полковников до великих в своем духовном понимании ценностей жизни бомжей, от людей которые едят и поднимают брошенные недоедки и подлятину до тех, кто уже готов вписаться предложенный однажды очередной новый порядок вещей.
Вторым государственным русский язык я не делал бы, ибо это виток к очередному экстремизму и внутри этническому противостоянию, русский язык может и должен оставаться вторым и только вторым, с расширенным статусом полномочий гуманитарных и нравственных, исторически вторым для многих нацменьшинств, но технологический и производственный, научный и государственный документооборот должен осуществляться на ориянском. Первичный документопоток граждан, пожалуйста, защита в судопроизводстве – обязательно, культурология во всех её проявлениях – туда же, то есть широчайшая автономия, но дальше – стоп!
Сначала великий и могучий русский язык, затем очередная пятая графа, а вслед за ней очередное гетто! Семьдесят три года в гетто, ребята, мы были. Надо представлять реалии Орияны, где фишка Президент ничего уже не решит. Образовалась и укрепилась национальная бюрократия, коррекция взглядов которой ещё допустима, а перенастройка с жесткой привязкой к России просто преступна. Ибо она из нас уже вырвала 14 лет страданий, и новый виток в политическом языковеденье вывернет еще не один президентский срок. Просто жители так долго не живут! Помилуйте нас, Бога ради. И ещё возрождение русской культуры в Орияне необходимо, но вот российской – увольте!
Вот почему пока я стану реагировать на приближение выборов только поэтически…

28 сентября 2004 г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!