ОПОРНЫЕ ТОЧКИ РОМАНА

Дата: 22-09-2004 | 09:51:25


Посвящается девочкам – Юльчонкам, Женькам, Иришам...

W

Опорные точки романа,
в котором я бедственно пьян,
в бредовом преддверии Рая,
которого страстно желал...
Столь часто, столь звучно, столь струнно,
что жизни оплавив венцы,
я пал перед миром подлунно,
как прежних веков мудрецы...
Над скопищем этим бурьянным
во всю извивалась в Любви
девчонка – и форте и пьяно –
бредовьем прошедшей весны.

W

Xто ищет девочка в угаре
барыжном, ветряном, пустом?..
Густые складки на вуали
придут не скоро и потом…
от них уже не будет проку.
Что ищет девочка средь вас,
скопцы, торговцы, пустобрёхи...–
Халифы на день иль на час.
Не те ли нотки, что звенели
капелью звонкою весной,
не те ли перемены в теле
и в набежавшей лепке форм,
и во взаимности до срока,
и в обестыженьи мечты...
Не ищет девочка пророка –
она с наитием на ТЫ!
Одна в предвиденье угара, –
она в наличии себя
не в полуночном пеньюаре,
в обрезках джинсовых руля,
легко проходит по рассвету
неспетой юности своей
под слякоть уличных сюжетов
и лоск дворовых бобылей...
Они “Ату!” – кричат отпето,
поскольку попросту пьяны...
Средь бела дня макушки лета
не ищет девочка зимы!
…………………………
Она в декабрьскую подвижку
замёрзшей льдинкой не войдёт.
Она свою читает книжку
о жизни той, что проживёт
прекрасно, солнечно, обуто
в платформы утренней мечты...
И вдруг смеётся почему-то –
ведь счастье с девочкой на ТЫ.

1996 г.

W

ДЕВЧОНКА-КАРАВЕЛЛА

Она идёт, играющая телом,
презревшая земного палача,
вчерашняя девчонка-каравелла,
чьи локоны белее, чем свеча.
Чьи плечи наливаются желаньем,
чьи бёдра восторгаются грозой.
Она идёт по кромке мирозданья
отчаянной весёлой егозой.
Она цветёт распущенной омелой,
и я готов пред ней сейчас молиться...
Пред той, кто съела тело неумело
горячей, размягчённой страстью пицей.
Запила шоколадными ночами
портвейн перебродивших вдохновений...
О ней вчера извозчики кричали
отрывками чужих стихотворений.
Она себя и плакала, и пела,
она себя и жертвенно несла,
вчерашняя девчонка-каравелла,
постигшая законы ремесла...
Как жалкая, но алчная царица,
что голову желала Иоанна,
она прошла по миру древней жрицей
и сгинула на кромке океана.
Она парит над миром неумело,
простившая земного палача,
вчерашняя девчонка-каравелла,
чьи локоны белее, чем свеча.

Август 1996 г.

W

СТАНЦИОННАЯ БЫЛЬ

Обкуренно-отбитое филе
у Женщины с потерянным лицом
явилось мне иконой в сентябре,
разбитой пролетевшим кирпичом.
Кирпич влетел из прошлого хламья,
что ворохом сгнивало во дворе.
Забросила кирпич в окно шпана,
не севшая за парты в сентябре...
Стекло упало брызгами к ногам. –
Осколки взрыли прошлое моё.
А там сидела девочка одна
и пришлое кормила Воронье.
Ещё не испытавшая потерь,
ещё во вне исконного вранья,
она смеялась радостно, поверь,
не ведая искусов Воронья.
И то с ней ворковало о своём,
но Утро обожгло её черты,
и Зло, пройдя сквозь жизни Ремесло,
перебродило с Девочкой на Ты...
На полустанке с выбитым стеклом
мы оставались с Женщиной вдвоём.
Средь запахов потухших сигарет
я целовал лица её Кисет...

Июнь 1997 г.

--------------------------------------------------------------
В моей памяти осталось, как в зале Дома Писателей
это стихотворение со сцены высоко оценил Леонид
Николаевич Вышеславский – светлой памяти…
поэт, человек, планета, давший мне рекомендацию
в НСПУ, куда меня и не приняли… А Поэта убили…

W

РОК-ЛЕДИЗ-БЛЮЗ

Рок-Ледиз-Блюз, Рок-Ледиз-Блюз...
Тапер с вертлявою попкой:
Клавиши в лом, шизики – пусть!
Ад одиночества скомкан.
Ад одноночества, ад одноДня,
ад из ментола заглушек.
Рок-Ледиз-Блюз
C-с-с!..
Ля-фа-фа...
Мат – не для чудненьких ушек!..

Июнь 1997 г.

-----------------------------------------------------------------------------
УДК 882(477)-1
ББК 84.4 УКР=РОС=ЕВР6-5
В27
Веле Штылвелд. Санитарная зона, г. Киев – 1998 г.
Книга душевной осени киевского поэта.
Творческая Литературная Лаборатория “САЛАМАНДРА”

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!