МОНОЛОГ СТАЛКЕРА (Тамаре Каменской)

Дата: 15-02-2004 | 17:46:28

Главное - верить...
А гайки и прочий хлам -
лишь атрибуты шаманства
и мессианства.
Уж лучше гайки, чем поиски по утрам
себя самого,
потерянного за годы пьянства.

Профессор московский
сгорбился, пряча рост.
Писатель из Санкт-Петербурга
нелеп в рабочей фуфайке.
Вот вам, ребята, бинтики:
сделаете нахлест,
так будет намного легче
в траве отыскивать гайки...

(Я-то могу без гаек:
я вырос в этих краях,
в моей голове впечатаны
проложенные маршруты.
Но со столичными жителями
счастья искать на паях
можно, только используя
шаманские атрибуты...)

Главное - верить...
Не во имя, а просто так:
не требуя, не надеясь,
не задействуя разум...
Профессор, не стойте на кляксе -
это неверующий Слизняк,
а лохмотья в углу когда-то
были неверующим Дикобразом.

Мы с ними порою спорили.
Высокомерие, спесь
летали над барной стойкой
вороней амбарной стайкой...
Но время расставило точки:
я по-прежнему здесь,
а их погосты увенчаны
забинтованной гайкой.

Все на кругИ возвращается...
Если свинья не съест,
Божья рука не потянется
к острой оккаммовой бритве.
Стойте! На этом месте - покаянье и крест.
Это вы так из гордости...
Что плохого в молитве?

(Молятся. Неумело.
Наверное, в первый раз.
Каяться не приучены:
ох уж эти столицы!)
Ладно, вяжите бинтики
и помните, что Дикобраз
перед смертью советовал
все-таки причаститься...

Главное - верить
и никогда ничего не просить -
и тогда превращаешься
из пресмыкающегося в демиурга...
Но, помилуй мя, Господи,
я этого не смогу объяснить
ни профессору из Сокольников,
ни писателю из Санкт-Петербурга...

Для них я всего лишь сталкер,
Сусанин, абориген,
шаман со священными гайками
и крестиком на цепочке,
Чингачгук Вологодчины,
северо-западный Диоген,
изрекающий истины
из аммофосовской бочки.

Мы из одной галактики,
но, похоже, с разных планет.
И вкладываем в понятия
разное содержанье...
Когда мы дойдем до Комнаты
и окажется, что ее нет,
им в жизни не догадаться,
что это я исполняю желанья!

Я. Затурханный бытом,
жалкий,
зачатый в стогу,
пьющий дешевое пиво
за тысячу верст от Рима...
Никто им помочь не может,
а я вот могу. Могу!
И плакать готов от счастья...
Но счастье проходит мимо.

Они не поймут. Я знаю.
Им не войти в этот Храм.
И все же кричу в пустыне
чужого непостоянства:
"Главное - верить!
А гайки и прочий хлам -
лишь атрибуты
шаманства и мессианства...".

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!