Сердце "колорада" (быль)

%d0%90%d0%a1

    Я — русская, и, хоть давно живу
            в Германии,
            Орёл — двуглавый*, как у вас,
            на паспорте моём!
           
            "Ответ эмигрантки"
            (Е. Йост-Есюнина)
           
Подъём на третий этаж стал как-то отнимать многовато сил. Одышка, пульс такой, что сердце, кажется, вот-вот выскочит из горла...
— Доктор, всё это началось после того, как я переболела ковидом.
— Ой, фрау Берг, вы слишком мнительны! Я на сто процентов уверена, что у вас всё в порядке. Просто нервы, — и уже в адрес своей помощницы: — Женя, сделай, битте, ЭКГ фрау Берг.
Это когда-то ЭКГ была долгой процедурой чуть ли не с полным обнажением пациента, а сейчас — "делов-то — пять минут", как говорил когда-то сосед по саратовской даче. Самое главное, чтобы колготок не было, иначе придётся снимать джинсы. А это, как вы понимаете, уже почти квест, если говорить современными словечками.
Через эти самые пять минут доктор проявила подозрительную активность, забегав по коридорам праксиса и надолго зависая на телефоне, ведя с кем-то оживлённые переговоры. Ещё через десять минут, упорно рассматривая на мониторе компьютера зигзаги кардиограммы, голосом экстрасенса или психолога, старающегося успокоить пациента, она размеренно инструктировала.
— Фрау Берг, вот вам направление в клинику. Там находится кардиологический центр. Я договорилась, вас там примут. Возможно, вам придётся долго ждать — они уплотнят очередь, чтобы высвободить "окно", куда они смогут вас впихнуть без ущерба для других пациентов. Но пойти нужно обязательно! Вас там ждут девятого мая!
Девятое мая! День Победы! Хотя она была из послевоенного поколения, этот праздник был одним из главных даже здесь, в эмиграции. Да, в эмиграции. Она русская до десятого колена, муж — поволжский немец. Куда было деваться русским и немцам из Казахстана после распада страны?! И из Казахстана гнали, особенно русских, и в России отнеслись настороженно и даже где-то враждебно. И тоже, особенно к русским, причём сами же русские — время было сложное: голодное, безденежное и безработное, каждый приезжий был конкурентом в ситуации выживания. Уехали в Германию. Оставаясь с Россией в сердце и с российским паспортом в кармане. Только муж принял немецкое гражданство. И она, и дети остались россиянами, каждый год с "мурашками" на коже отмечая День Победы, с гордостью прикрепляя георгиевскую ленточку к лацкану воротника. Так было до 24 февраля 2022 года. СВО! Патологическая ненависть, русофобия и желание уничтожения русских как нации и России как места обитания этой нации достигли предела. Это был Рубикон. Германия, впав в амнезию и забыв, что именно является фашизмом и кто именно этот фашизм придушил, запретила и российский флаг, и георгиевскую ленточку. Даже песня "Катюша", звучавшая прежде в День Победы из каждого авто выходцев из бывшего СССР, тоже подпала под запрет, став вне закона. Увы, фашизм оказался именно придушенным, не додушили его в далёком 1945.
И вот настал день визита в кардиоцентр. Девятое мая. День Победы! Врубив на всю катушку свой ноут, фрау Берг открыла балконную дверь — пусть слышат! "Этот День Победы-и-и, порохом пропа-а-ах..." — разносилось над лужайкой во дворе. А что, нельзя, что ли? Запрет был только на "Катюшу"!.. Про "День Победы" в новых запретах ничего сказано не было. Не случись этого "Рубикона", не стала бы она даже пытаться лишний раз напоминать немцам об их поражении — зачем? Они и так всё помнят. И для них болезнены воспоминания об их поражении и нашей победе. Просто, скрепя сердце, стиснули зубы и терпели почти восемьдесят лет. И они не простили нам нашей победы. И перестали терпеть. Наверное, решили взять реванш. Вот именно поэтому — потому что не простили и забыли, что такое фашизм — фрау Берг и врубила на всю мощь тухмановский "День Победы". Чтобы не расслаблялись в амнезии и напрягли-таки память.
Фрау Берг собиралась на приём: что там не так с её "пламенным мотором"?.. Но не беспокойство по поводу здоровья занимало сейчас её мысли — двум смертям не бывать, а одной никому ещё миновать не удалось. Что бы там эти зигзаги ни показывали, куда бы кривая ни вела, умирать она, конечно же, не собиралась. Во всяком случае... в ближайшие двадцать лет, точно. Поэтому мозг в каком-то экстремальном режиме трудился в поисках выхода из положения совсем по иному поводу: извилины просчитывали варианты решения проблемы с такой родной, но ставшей опальной георгиевской ленточкой. И вдруг... Эврика! Порывшись в коробках, достала книгу — фрау Берг вспомнила, что в её творческом активе есть публикация в альманахе, посвящённом теме Великой Отечественной войны. Поперёк всей задней стороны обложки альманаха шла широкая полоса георгиевской ленточки, а в середине — изображение Ордена Отечественной войны!
До клиники было неблизко. Конечно, можно было добраться и автобусом, но, намеренно выйдя изрядно загодя, она пошла пешком. Все сады и палисадники утопали в сирени и магнолиях — май он и в Германии май! Но ни тебе "Катюши" из машин, ни российских флагов... Запрет! Но плохо они нас знают! За столько лет так о нас ничего и не поняли. А раз не поняли — будем объяснять. Значит, "получи, фашист, гранату"!
Она шла по улицам города, гордо прижав к груди книгу с задней обложкой на виду. Орден Отечественной войны и георгиевская ленточка на самом серце. Некоторые прохожие оборачивались, некоторые — улыбались. Эти, наверняка, из наших, русаки — здесь все "русаки", кто из бывшего СССР. Они-то поняли, в чём заключался этот демарш с книгой! Фрау Берг на всякий случай и "легендой" запаслась, это если вдруг полиция остановит: иду, мол, к подруге, решила одолжить ей книгу "для почитать"!
Коронарография прошла как-то очень уж быстро. Дольше настраивала себя на эту процедуру.
— Фрау Берг, у меня для вас хорошая новость: сердце у вас в норме, сердечная артерия очень чистая для вашего возраста, но... От природы очень извилистая! И очень плотная, насыщенная кровь. Отсюда и некоторые проблемы.
"Ну да, в наших жилах кровь, а не водица", — ехидненько глядя на врача, вспомнила про себя любимого Маяковского фрау Берг.
Домой она возвращалась в ещё лучшем настроении. Сердце билось ровно, мощно, радостно. С обложки плотно прижатой книги Орден Отечественной войны, обрамлённый георгиевской ленточкой, гордо сиял на её груди.
_____________

* На обложке немецкого паспорта тоже изображён орёл, но в отличие от российского он не двуглавый.




Елена Йост-Есюнина, 2024

Сертификат Поэзия.ру: серия 3904 № 182579 от 08.05.2024

2 | 0 | 72 | 22.05.2024. 10:45:40

Произведение оценили (+): ["Сергей Грущанский", "Алёна Алексеева"]

Произведение оценили (-): []


Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать публикацию.