РЕПОРТЕРСКИЕ САГИ

Дата: 16-07-2003 | 23:02:44

РЕПОРТЕРСКИЕ САГИ
W
РЕПОРТЕРСКАЯ САГА-1: DON'T WAR – MAKE LOVE!

Господину Зинченко и ТиВи Ко ИНТЕР

Война пришла на ИНТЕР в шоу – канал такой есть на ТиВи.
Вещать готовые полову, живут здесь сытые врали…
Гребут монеты "новостные", ни в чем не ведая стыда…
Идет война! И чаевые там платят кровью иногда.

Не "застеколье", не "шарманка", не продувное шоу-блиц –
кровавых бед чужих изнанка – хлеб репортеров без границ!
Себя накормят! Будь здорова, Отчизна!.. Родина, давай,
вкушай войну – и что в том злого? Хотя и Родина – не рай…

Уже разменяна навечно, и больше в том иного нет:
все больше "в рамках" бесконечных, что было в ранах человечных, –
какой здесь сыщется сюжет? А вот чужая бойня злая:
халва, урюк и пахлава! И сутки "ящик" напрягает:

"Пугайтесь, зрители, ВОЙНА!" Век услащают кровоземом
чужое горе мужики. Как репортерские камзолы
им шьет Воронин пиджаки. В те пиджачки зажаты души.
Не хватит мужичков инфаркт, но подпиджачье злое душит

их яркий некогда талант. Сообщать бы коротко и точно
о многомерности земной, но вдруг война счета им срочно
открыла в банках… за разбой. Хочу я вас понять, ребята,
элита нации, плейгард: информ-пустые аты-баты,

кто их придумал, кто им рад? Погнать войну в телеэфире,
как дважды два, как ё-моё… Афган с Чернобылем забыло
в эфире ТиВи-воронье. Прекрасно знает велеречье,
неплохо знает языки, но нас сдает бесчеловечно,

простых заложников войны… Уже не в первый раз замечен
сей отрывной ажиотаж – он и оплачен, и обмечен,
и от него в крови кураж… Они – команда, телемаги,
они – естественно, легко сминают лозунги и флаги,

но цеховое чтут трико. Для них война – счастливый случай,
лауреатский пьедестал – возносит их все круче, круче
нездешних бед девятый вал.
W

РЕПОРТЕРСКАЯ САГА-2: ТЕЛЕБЛЯНДИЯ

Никосия, Ремасоль –
на душе тревоги соль,
зыбка вязкого экстаза –
супербилдинг Сити Плаза,
ресторан Монте Капутто,
шоу-хау everyday…
Афродита с парашюта
льнёт в ажурную постель.

Что ей в полночь оборваться,
в запределье прежних дней,
чтоб к любимому прижаться
и… к Истории людей
бедой пеною морскою,
обещая Парадиз,
поражая мир мечтою
без таможенных границ!

Всё, что прежде стыло фразой
в сублимации экстаза
оборвалось, но и шут!
Апполон-то – тут как тут.
Фаэтона колесница
над вечерним Кипром мчится
столь стремительно, что вдруг
в простынь сжался парашют.

И в таверне сыто-пьяно
загремели барабаны.
Приударили смычки,
в пляс пустились новички.
А кто прежде знал Богему,
станцевали тарантеллу…
Ликовало старичьё
и прибрежное рачьё.

Я ругался на диване,
весь домашний, не в нирване,
облапошенный опять:
ворковала ТЕЛЕБЛЯНДЬ!
Как она на Кипре была:
пила, ела и кутила,
и потребные мослы
мыла в море до зари.

Озверевшая от счастья,
в нас искала соучастья. –
Телезрители в сердцах
матерились только так!
На мослах девицы этой
нам показана ПЛАНЕТА!
Кто дал право, кто дал власть
в телебляндию попасть?!

W

Написано в 1993 г., но и через десять лет на ИНТЕРе всё то же… ДЕ-ФАКТО: украинское некогда республиканское телевидение плотно превращается в узко групповой и сугубо семейный бизнес, и соответствует вкусам тех, кто выжимает из ТиВи ИНТЕР крепко сбитые информационные миллиарды. Такое крайне узкое русскоязычие скорей бы лучше уступило дорогу государственному двуязычью, освященному когда-нибудь украинскими законодателями…
W

РЕПОРТЕРСКАЯ САГА-3:БЕЙ ГАЗЕТНЫЙ КРИМИНАЛИТЕТ!

(впервые опубликована в газете "Виктория" № 34, март 2001 г., г. Воронеж, Россия, главный редактор: Кисляк Вадим Анатольевич)

Души не ведая поклажу,
иной в газету пишет лажу
и говорит во всю: "Уважь!",
хоть написал он дурь и блажь.
"Фискал исследует Природу
того, как деньги смотрят в воду
иль отражаются в дерьме:
"ты – мне, пахан, а я тебе…!
И будь ты даже Заратуштрой,
тебе, братан, мостить "капустой"
всю хилософию до нет,
иначе сдохнешь без штиблет!"

Несу к редактору статейку.
– Ты хочешь жрать? Сыщи лазейку,
найди слова такие, чтоб
не то, чтоб по лбу, так, чтоб в лоб!
"Братан, пахан…" – уймись ваятель.
Берут на лупу все приятель.
Ты нет? А как же гонорар?
Как не крути, а твой привар!
О чем вещаешь? Что с Природой?!
Ну да, ну есть ещё уродов
толпа, толпище, толпы, сброд –
не всем же жить у райских вод.
Переиначь! Пиши конкретно:
кто воровал и что заметно.
Ты репортер, а не фразер:
"фискал… природа…" – прочь, позер!
Без репортажа нос не суй.
Катись за двери, обалдуй!

Качусь, на выкате глаза,
с души сорвало тормоза,
внимаю фактору удачи –
мне начирикали письмо –
в нем все как есть и не иначе…
Ну, ё-мое!.. Ну-с, ё-моё!

На кучмовозе – тыры-пыры –
домчал до явочной квартиры.
Звонок. Впускают. Морду бьют
и деньги опосля суют.
По морде, стал быть, для острастки –
не те сегодня в мире сказки,
чтоб просто тень да на плетень…
Сперва намордник, после тень.
По морде били для порядка –
у них такая физзарядка:
раз журналист, так получай…
Ну, перед тем, как сесть за чай.
…Щелчок на пленку – компромат,
под носом – устричный салат,
два мужика и три девицы,
и все, как пить, хотят резвиться…
И ты, чуть трезвый, чуть живой,
в салате киснешь головой…

Откис. Отмыли, ублажили,
в постель с кем надо уложили.
Вдруг пробудился "в неглиже",
но грозно рявкнули: "Лежи,
внимай и слушай факты наши –
с утра отпейся простокваши
и напиши, что знать велим:
виновен сторож Никодим.
Он сторожил пустой лабаз.
Лабай, брательник, это раз,
а во-вторых, его пришили.
О том сказать тебе забыли,
а ты узнал! Ощупал труп,
(всю ночь искал, коль ты не глуп,
а коль дурак, тебя найдут,
как Никодима, прямо тут!)…
И отпоют, и откалманят…
Уж лучше знай – всю ночь был занят:
писаньем, поиском и вот…
всплыл Никодим… Такой компот.
Теперь сиди и тарабань,
пока ты конченая пьянь…"

"Осенней ночью у лабаза
упился сторож Никодим.
Он прозевал воров три раза,
и надругались те над ним.
Ничуть не думая, что помер,
они ему налили вновь,
а он откинул дохлый номер,
и в жилах выстудилась кровь".

…– Вот и прекрасно, Заратуштра,
как смело выстроен фактаж,
но, между нами, чтя "капуста",
и на какой вы шли этаж,
и кто поил, и что вы пили?

– А разве шеф уже забыли,
что я вас видел так как есть?!

– Ну, это там, а тут мы здесь.
За ЭТО будет гонорар,
вся фактография – в газете,
а все иное – просто в Лете:
фингал, кошмар, финал, угар…
Ужрались, батенька, намедни.
Пора вам в сауну, дружок,
пока письмо придет к обедне,
а с ним и новый адресок…
Предупреждаю очень строго:
одни лишь факты, ради Бога!
Писать, писать, писать, писать –
вопросов МНЕ не задавать,
а для косметики души –
точите снов карандаши.
Прочь хилософию до нет,
дабы не сдохнуть без штиблет.

г. Киев-2000 г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!