Не слова нам, а реки...

Дата: 02-08-2022 | 11:01:31


 

 

Убирайся, мой друг, отовсюду,

где любили, но больше не нужен.

Забирайся в пустую каюту,  

вспомни тех, с кем недавно был дружен.

Поброди по корме и по юту –

и замри у причала, снаружи,

пароходом в полночном тумане,

чтоб к утру, тыча в тучу трубою,

под завязку молчаньем загружен,

закричать об открывшейся ране

лёгшей на ватерлинии жизни

и грозящей, рывком разбежавшись,

хлынуть чёрною тяжестью в душу

и ударом свалить тебя набок.

Это первый отвальный гудок.

 

Не слова нам, а реки даны в утешенье,                                

предлагая со всею поклажей

поменять, не считая побег униженьем,

окружающие персонажи –

плыть и плыть. Пусть душевное оцепененье

и не видит чужие пейзажи,

но прозрачной воды бессловесное пенье

о смиренном движенье без слов сожаленья,

убеждает мириться с пропажей.

 

Дай второй баритоном, без сердца,

чтобы не был на первый похожим,

ниже уровень страсти на терцию,

первым криком, гудком огорошен,

всё равно человек по инерции

не рванётся на пирс из прихожей.

Ночь! Сердца, как кукушки, за дверцами,

спать – священное право прохожих,

хватит воздух давить мегагерцами –

нет её, нет таких, нет похожих!  

Отплывай! Отплывай, и о прочем не думай,

что за бредни, - скажи сам себе, - что за бредни!

в ледяной этой чёрной и мёртвой пустыне,

безграничной холодной могиле – воде

захлебнуться, разбухнуть и в ней колыхаться,

биться телом о днища речных пароходов,

сотрясать и пугать поселившихся рыбок,

из глазниц наблюдающих ржавые днища –  

ты квартира уже, извини, а не пища,

но никто, и не ты, и не мы, после горьких разладиц,

после страшных душевных любовных сумятиц,

но никто, никогда, ни себя, ни других,

пусть в тропических впадинах красных омаров,

осьминогов и стаи копчёных кальмаров,

косяки каракатиц и рыбьих сумятиц,

утонувших горбатых верблюдиц лохматых

бентофаги кроят на кровавые флаги,

но не нас, не тебя, и не в этой воде ледяной,

кто не выдержал боли в себе разрывной

не расслышал созвучья с иной глубиной,

там по чёрному илу полками шагают

молча огненным адом и красным парадом,

не расслышав созвучья с иной высотой,

и уже не расслышит из чёрной водой ледяной...

 

На реке наше время с водою синхронно

уплывает, наверное, к счастью –

так душа в танце следует заворожённо

за своею телесною частью.

Так слова на строке замирают покорно,

хоть сначала бежали за пястью –

и журчанье стиха на губах монотонно,

оттого что в звучаньи рождаясь повторно,

он мелодии жертвует страстью.

 

Третий – басом, не мучая голосом берег,

из груди – в небеса, осторожно.                

Бас не может вскипать до скрипичных истерик,

а когда промолчать ему сложно,

там, где криком пространство пронзает холерик,

бас профундо раскатит роскошно,

чтоб принцессы прибрежных своих деревенек  

понимали, что счастье возможно.

Бас для всех ловелас – тесситурой, в теории!

Прогудит платонической лаской,    

резонансом волнуя: «уви-идимся вско-о-оре-е» –  

и причалы обходит с опаской.

Третий – басом, спокойнее, мягче, конкретней,  

пенный след оставляя открыто,

пусть, вскипая, утонут безумные бредни,

где вода – там граница размыта

между жизнью и смертью – а ты налегке,

слава богу, сбежав ото всех, отовсюду,

на причале стоишь на ночном  холодке

и сейчас свои вещи закинешь в каюту,

дашь свой первый – и двинешься вниз по реке.

 

У стоячей воды – красота берегов,

у бегущей – надежда на пристань,

где по милости местных всевластных богов,

встретят сладко, а будет не чисто,

где надежду и риск покупают с торгов,

где любая дорога терниста,

но с какой-нибудь сотнею варварских слов,

обходясь без любви, без друзей и врагов,      

славно жить в главной роли статиста.




Юрий Лавут-Хуторянский, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1528 № 169055 от 02.08.2022

0 | 0 | 53 | 13.08.2022. 18:58:08

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.