Греция – мини поэма

Дата: 25-06-2022 | 00:23:08

Греция

          Сентябрь, 2021г.

Залитая солнцем и ароматом цветов,

Звоном пушистых пчел, добывающих мед,

Меж белых следов нервных корабельных винтов

Греции лист морской обретает полет.

 

Античные боги глядят из темных углов:

Зевс, Посейдон и хромой суровый Гефест,

Афина и Афродита прекрасны без слов,

Рук и голов. Обменяли их всех на крест.



 

 

Фивы


Там стариной, античностью не пахнет:

Нет царских врат и славы нет былой,

В отребьях страшных толпы нищих чахнут

И эллинизм не скрыл помоек слой.

 

Обшарпанных домов привычны стоны,

Просевших кровель скрип звучит простой,

О славе Фив, дубов напомнят кроны,

Музейный ритм, веночек золотой.


 

Дельфы


Оракул нагадал мне целый мир,

Да я не понял замысла его,

А старины волшебный эликсир

Я расплескал и по пути пролил,

Оставшись в результате без всего.

 

Храм Апполона сотни лет гремел

Своими чудесами, красотой

И пластикой влюбленных белых тел,

И видом полководцев, ждущих стрел,

Но дикости раздавлен он стопой.

 

Мы отдыхаем на горе Парнас,

Восхода первый луч ждем над горой,

С ним древность мира проникает в нас,

Сказания твердят в который раз,

Кто бог, кентавр, сатир, а кто герой.


 

Олимп


Он седоват, угрюм и невысок,

И за море глядит вдаль на восток,

Через поля, заливы, сеть дорог,

Сквозь время, в гулы битв, и их исток,

 

В борьбу титанов диких и богов,

Циклопов одноглазых без рогов,

Отцы во внуках обретя врагов,

Громили мир, ломая до основ.

 

А рядом крепко спит немой Дион,

Богов и нимф веками славил он,

Их белый мрамор собран в павильон –

Тела героев, дев и купидон.


 

Метеоры


Отшельники искали скромной жизни,

Уединенья, тишины, покоя

И заменяли хлопоты о ближнем

На ломку всех обыденных устоев.

 

На пиках скал между землей и небом,

Меж твердью камня и ветров движеньем,

Создали мир молитв, за пайку хлеба

Внушая страх проклятья, униженье.

 

Врастая в гору, стены зданий святы,

Они висят над пропастью бездонной,

Хоругви и любовь местами сняты:

Монастыри скрывают мир бездомный.


 

Янина


Изгибы холмов изумрудных – оправа

Глубокому яркому синему глазу,

Янинской лазури оправдана слава –

Прохлада воды летом лучше алмазов.

 

Суровые башни и стены скрывают

Размеренный ритм захолустья убогий,

Идилии маску цинично срывает

Лишенный молящихся зал синагоги.

 

Южнее в горах открываются виды

На русла ручьев, блеск цветных водопадов,

И елей взмывают со скал пирамиды

К приделам церквей, ликам в темных окладах.


 

Олимпия


Во имя зрелищ, шума состязаний,

Азарта, славы и венков лавровых,

Вражду и спесь взаимных притязаний

Откладывали в сторону народы.

 

Восторг трибун – словно удары грома

Во славу победившего возницы,

Который со ступеней ипподрома

Падет в тепло объятий светской львицы.

 

В честь доблестных сверкающих кумиров

Воздвигнуты фасады древних храмов...

Бред чужака, твердившего о мире

Привнес разруху, мрак и горы хлама.


 

Мессена


Целый город в долине распластан

Меж зеленых пушистых холмов,

Он раскопан, но все еще заспан,

После темени многих веков.

 

Колоннады театров и храмов,

Водосборники и ипподром,

Ждут в окне одиноком, без рамы,

Знак склоненной жены над одром.

 

 

Пелопонес


Синее небо и сизые скалы,

Зелень холмов под покровами леса

Скрыли в волнах бирюзовых усталых

Берег изрезанный Пелопонеса.

 

Тяжесть лозы в жажде влаги и света,

Дироса тайны в журчаньи, как месса,

Раны пожаров и жаркого лета

Смешаны в воздухе Пелопонеса.


 

Мистра

 

На вершинах и склонах крутых холмов,

Для будущих битв, не во имя мира,

Для защиты деспотов, чтенья псалмов,

Возник незатейливый город Мистра.

 

Совсем рядом со Спартой, столицей войн,

Разрушенной варварами идеи,

И поныне слышен непонятный вой,

Удары кувалд, ломающих шеи.

 


 

Монемвасия

 

Цветная крепость на скале

Средь сини моря

Лежит, как шляпа на столе,

Природе вторя.

 

Словно разменный пятачок

В державных спорах,

Был суши крохотный клочок,

Зажатый в город.

 

Он по рукам ходил века –

Царям игрушка,

А кораблям издалека –

Вино, девчушки...


 

Крепость Ларисы

 

На высокой и лысой вершине крутой горы,

Между рыжей землею и сводом небесной выси,

Но значительно ближе к сиянью златой поры,

Спит в руинах поверженный замок шальной Ларисы.

 

В древних серых камнях скрыты тайны былых эпох,

Ритм державных сапог, суетливый солдатский шаг,

Поступь легких изнеженных ног..., там чертополох

Скрыл чернь глаз, диадемы принцессы, ее кушак.

 

Сотни лет пронеслись и сменялись князья, цари,

Строя стены, казармы – защиту от юрких стрел,

Но по-прежнему в свете кровавых лучей зари

Виден образ воздушный, который Гомер воспел.


 

Нафплион


Лежит огромный бастион,

Глядясь в загадочный залив,

Он охраняет Нафплион,

Пылая в отсветах зари.

 

Венецианские мужи

Воздвигли форт на склоне гор,

Он им недолго прослужил,

И проиграл Востоку спор.


 

Эпидавр (Асклепий)


Со змеей и посохом,

С длинной бородой,

Трудится без отдыха,

Лечит всех бурдой.

 

Врачеватель признанный

В небе, на земле,

Божество капризное

Выставил во зле.

 

Дав всем долголетие,

Покорил Олимп,

Колизей Асклепия

Скрыли кроны лип.


 

Микены


На границе истории,

За которой ничто, неизвестность и тьма,

Слышат скалы предгория,

Звон зубил и камней, шум печей для литья.

 

Гнутся травы полынные

Под ногами покрытыми юфтью сапог,

Вырастают пустынные

Укрепленья, казармы и храмы, в них бог.

 

В стены глыбы уложены

И в опоры ворот – кто сумел их поднять?

Кем же был царь низложенный,

Кто посмел в скорби жизни наложниц отнять?


 

Коринфский канал 


Канал прорезанный в горе

Сто с лишним лет тому назад

Напоминает о поре,

Когда в Элладе жил Сократ.

 

Над узкой полосой воды

Летят машины, поезда,

А раньше смуглые рабы

Под корабли несли стволы,

Там плеть царила и узда,

От мух орущие волы,

Одолевая валуны,

Тянули лодки в никуда.

 

Два моря связаны тесьмой

Канала узкого меж скал,

То бездна между днем и тьмой –

Элладой, и чем мир сей стал.


 

Афины


Эти камни старые щербатые,

Павшие в обыденную грязь,

Прославляли девушку под латами,

Бьющуюся насмерть с супостатами,

Локонов ее хранили вязь.

 

Храма колоннады меж палатами

Разделяют царства, звон эпох,

Чудища и лошади крылатые,

Подпирая своды крыш покатые,

Видели царей последний вздох.


 

Храм Посейдона


Дальше только море,

Ошеломляющий цвет заката,

Портик классический, чуть покатый,

В облачном просторе.

 

Царство Посейдона –

Лишь отраженье пожара неба,

И отголоски упряжки Феба

Скрыты черной кроной.

 

Горизонт отмечен

Четкой чертою границы света,

Там Илиады висят заветы,

Шум от победы вечен.


 

Эллада


Эллада кровавой была и суровой,

Но чувственной жрицей любви,

И бог обращался невинной коровой

Поддавшись волненью в груди.

 

Развратны прекрасные детские сказки,

Страданья Нарцисса чудны,

На этой земле безо всякой подсказки

Легенд обнаружишь следы.

 

Здесь лавр благородный, взмолившись о Дафне,

Уронит слезу, как смолу,

В красивых историях близких, но давних,

Себе я покой отмолю.




Михаил Лившиц , 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1875 № 168308 от 25.06.2022

0 | 0 | 132 | 12.08.2022. 02:51:43

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.