Слуги и господа

Дата: 29-04-2022 | 09:07:48

Пьеса-феерия из отдельных, связанных главным героем, сценок.

По мотивам Гевары и Лесажа.

 

 

Доктор Альвар Санградо                                           1.
или Жестокий Экспериментатор

Доктор (сам с собой)

Готовить снадобья, мой друг,
Для исцеления – полдела.
И потому прошу я слуг
Моё лекарство выпить смело.
Но слабы люди в наши дни,
Тем паче слуги: мрут они.
От насморка и от простуды,
Опустошив мои сосуды.
Ах, без слуги я не могу.
Пошли, Создатель, мне слугу!

Стук в дверь. Входит Фабрисио.

Фабрисио (с поклоном)

Пришёл я к вам из Сарагосы,
Благословен Вальядолид!
О, вас, сеньор, смутил мой вид!
Предвидя долгие расспросы,
Спешу я их опередить,
Всё по порядку объяснить:
Как достают себе бродяги
Камзолы, епанчи и шпаги.

Доктор

Изволь, поведай о себе.

Фабрисио

Возрос в приличной я семье.
Но сиротою круглой рано
Остался я – и дядя мой,
Лиценциат, сухой рукой
Ввёл в дом меня, напротив храма.

Доктор (под нос)

Да ты, приятель - сирота!..
Дела мои пойдут тогда
Неплохо…

Фабрисио

            Дядя мой почтенный,
Меня наукам обучив,
Однажды молвил мне степенно:
Слезу на рясу уронив:
«Ступай дорогой, что поуже,
Широкой к Богу не ходи!»
И затянув мошну потуже,
Прижал меня к сухой груди.
В пути невзгоды поджидали;
Повсюду люди обмануть
Неискушённого желали.
И, как кошель мой, облегчали
Мой неширокий к Богу путь.
Дукаты кончились так скоро,
Что и моргнуть я не успел.
И вот, служу я у сеньора,
Мой университет сгорел –
И честь, и шапка бакалавра,
И ждут меня другие лавры.
А кто виной тому – вопрос? –
Карьера лошаку под хвост.
Так вот, служу… Приходит время,
Хозяин мой сапог свой в стремя –
И ускакал (велась война) –
Жена, прекрасная Камила,
День-ночь в слезах: «ах, муж мой милый!
Осталась я совсем одна!".
Позвольте, пересохло в горле…

Доктор

Позволю: выпей-ка, мой друг.

(Фабрисио пьёт. Доктор себе под нос)

Лекарство действует не вдруг,
И помогать должно без боли…

Фабрисио

Так дальше слушайте… ко сну
Меня, сеньор, с дороги клонит…
Так я про верную жену:
Камила чести не уронит.
Хоть муж её давно убит, –
Камила (зевает) верность сохранит… (падает)

Доктор

Уснул и этот, боже мой!
Как без слуги прожить на свете?
Вот время! Слабы слуги эти!
И этот, видно, не герой.


 

Мануэла де Сандоваль                         2.
или
Благочестивая вдова


Вдова

Мой друг, готов ли ты к причастью?
Читал молитвы? Пост держал?
Ты худ и бледен: это счастье!

Фабрисио (под нос)

Чуть богу душу не отдал…
Три дня без хлеба, но водою
Кропила вдовушка меня.

Вдова

Беда, мой милый, коль душою
Ты не готов…

Фабрисио

            Уже три дня
Как не вкушал я даже хлеба –
Одни молитвы да псалмы…

Вдова

Вкушать еду не вправе мы,
Пока не разрешит нам Небо;
Однако, пинту в день воды
Без страха выпиваешь ты:
Стыдись, Фабрисио, и снова
Тебя зажжёт молитвы слово.

Фабрисио

Как не стыдиться, госпожа?
(под нос)
Так стыдно мне, что вон душа.

Вдова

К тому же, надо осторожней
Со свечками: чем меньше жжёшь,
Тем вероятней: к вере Божьей
Без ослепления придёшь.
Душа из мрачного засилья
Страстей, пороков, суеты,
Обрящет свет, а значит, крылья…
Фабрисио, согласен ты?

Фабрисио

Я, госпожа, согласен с вами,
Но провалился мой живот…

Вдова

Готов ли подтвердить делами
То, что из уст твоих идёт?

Фабрисио

Готов, готов…

Вдова

            Тогда в дорогу –
Священник ждёт у алтаря.

Фабрисио

Иду… Ах, дурно, е-ей богу (падает)

Вдова (молитвенно воздев глаза)

Он приготовился не зря.


 

Капитан Торбельино                    3.                        
или Влюблённый Грубиян

Сцена первая

Утро. Неубранная комната.

Капитан

Любезный, черт тебя дери,
Иди сюда, да стой по стойке!
Воды холодной набери,
Неси скорей, да дай настойки.
(кладёт ладонь на лоб)

Фабрисио

Сию минуту, господин:
Возьму салфетку, миг один!
(приносит таз, кувшин и рюмку. Хозяин умывается,
затем выпивает рюмку)

Угодно ль?..

Капитан

            Вольно! Ну, теперь,
Хочу я знать, зачем и кто ты.
Молчать! Отставить! Марш за дверь!
Стоять! (икает) Замучила икота.
Ну, начинай, приятель, врать!

Фабрисио

Сеньор, не знаю, что сказать…
Я – сирота, воспитан дядей;
Когда достиг я нужных лет…

Капитан

Молчать! По форме!

Фабрисио

            Бога ради…
Отправлен в университет
Вот еду в полдень по дороге
Лошак плетётся кое как,
Вдруг, вижу: шляпа, в ней пятак,
И слышу голосок: убогий,
Страдающий под бузиной,
Ко мне взывает: помогите,
Сеньор, гинею положите
В убор сей бедный головной!
А сам пищаль навёл и целит
Мне в лоб… И денежки сгорели,
А с ними должность и диплом,
И шапка с кисточкой притом.

Капитан

Отставить! Вот, теперь известно,
Что ты за гусь такой, любезный…
А знаешь, дело есть одно…
Учёный ты, а я давно
Хочу, ага, одну сеньору
Обворожить стихами. Впору
Тебе стихи слагать? (Фабрисио утвердительно кивает головой) Добро:
Беру тебя я в услуженье,
Но чтоб с тебя – стихосложенье,
С меня же, в меру, серебро.
Теперь ступай, готовь куплеты:
Сегодня в полночь, при луне,
Внимать сеньора будет мне,
Пищаль мне в глотку, три мушкета!

(Фабрисио уходит) 


Сцена вторая

Ночной, с запахом цветущего апельсина и луною, сад.

Фабрисио

Зачем, сеньор, меня вы взяли
С собой?

Капитан

        Брат, петь я не горазд,
Нет слуха, хоть отменен бас.

Фабрисио

Ах, мне и петь вы приказали?

Капитан

Молчать! На месте! Запевай!
Вон на балкон она выходит…

(Фабрисио играет вступление на мандолине)

Менсия

Алонсо, словно ангел водит
Пером по струнам, словно рай
Сошёл на землю с дивным садом,
С луной и нежным ароматом
Лимона, розы в лепестках…

Капитан (слуге)

Чтоб не остаться в дураках,
Нам уносить кирасы надо
Или скорей достать клинки…
Ах, ты!.. (увидев в темноте силуэт)

Алонсо (выхватывает рапиру)

            Держитесь, "дураки"!

(капитан и Алонсо сражаются)

Менсия

Постойте, хватит, шпаги в ножны!
Такие жертвы невозможны!
Любовь, сеньоры, не война –
Не крови требует она;
Её утраты сладки, слёзы
Светлы – и нежные, как розы,
Прикосновения: клинки
Для нежных ушек так громки!
Алонсо, кончим дело пиром!
Благочестивый капитан,
А это кто под смоквой там?

Капитан

Слуга мой, пусть почиет с миром…


 

Донья Мерхелина                                  4.
или Находчивая дуэнья

Персонажи:

Донна Мерхелина, жена доктора дона Мускада.
Мелансия, новая дуэнья донны Мерхелины.
Фабрисио, молодой человек.

Сцена первая

Мерхелина

Ну что ж, Мелансия, конечно
Следить вы будете за мной,
Но я скажу чистосердечно:
Не буду верной я женой.
Старик надеется напрасно –
Люблю Фабрисио я страстно,
И вот вам будет мой совет:
Своей сеньоре не мешайте!
Ну, что мне скажете? Решайте,
А то наделаю я бед,
Дуэнья, строгая не в меру!
(под нос)
Она похожа на химеру…

Дуэнья

Не беспокойтесь, госпожа!
Строга дуэнья только с виду:
Есть у Мелансии душа,
Хоть глубоко она зарыта;
Но целомудреннее то,
Что не видал вовек никто.
К тому же, выгода вернее,
Когда любви служу вдвойне я:
Себе и мужу, и жене,
А значит, госпожа – втройне.

Мерхелина

Тогда, Мелансия, о главном:
Желаю встречи я давно
С Фабрисио…

Дуэнья

            Ну вот и славно!
Уж это утром решено.
Послала я свою старуху
Позвать Фабрисио; по слуху,
Он смел – и будет к вам в полночь…

Мерхелина

Узнали вы, как мне помочь…
Но как, Мелансия? Откуда?

Дуэнья

Дуэньи должность такова –
Всё знать вперёд хозяев…

Мерхелина

            Чудо…

Дуэнья

Но прежде дело, а слова –
Потом, потом (машет рукой). Теперь о главном:
Там, где пупырышки у фавна,
У мужа вашего, вот тут (приставляет два пальца ко лбу)
Рога знатней произрастут.

Мерхелина

(в растерянности) Рога…До полночи, Дуэнья,
Как мне дожить? Вот разве пенье? (берёт лютню, поёт)

Дремлет розовый гранат,
Спит лимон благоуханный.
Ты приходишь в тёмный сад,
Мой единственно желанный.

Ночь темна, бледны черты;
На плечах моих мантилья, –
Не тревожься, друг мой, ты:
Рядом, рядом Иннесилья.

Сдёрни чёрный свой платок
С щёк, лицо освобождая.
В губы милой, как в цветок,
Поцелуй любви вливая.  

Сцена вторая

Ночь у ворот дома дона Мускада.
Фабрисио крадётся в темноте, подходит к воротам.
Подавая условный знак, мяукает.

Видать, напутала старуха (мяукает громче)
Все спят; ни слуха и ни духа…
Никто не вышел, вот дела…
Ах, как же докторша мила!
Какая стать, какие формы!
А голосок, прошу покорно! (мяукает совсем громко)

Силуэт из темноты

Ах ты котище! Стой на месте!
Тебя научит благочестью
Булыжник – станешь ты, монах, (поднимает с земли камень)
Тогда по кошкам бегать!.. (бросает камень с размаху)

Фабрисио

            Ах!..
 (хватается за голову и падает без чувств)


 

Дон Алонсо де ла Фуэнте                           5.

 

Дон Алонсо де ла Фуэнте, сочинитель.
Фабрисио, его слуга.

Дон Алонсо

Скажи, Фабрисио, на милость,
Ну что с тобою приключилось,
Что ты последние три дня
Так кисло смотришь на меня?
Или бобы мои не сытны,
Или дела неблаговидны?
Или, быть может, за гроши
Служить не хочешь от души?
Скажи мне, что тебя печалит?
Но только улыбнись вначале!

Фабрисио (улыбаясь)

Сеньор, имея лёгкий нрав,
Слуга ваш, впрочем, не лукав;
Лгать верным слугам не пристало…
С чего ж начать?

Дон Алонсо

            Начни с начала.

Фабрисио

Ну слушайте, сеньор поэт:
Когда мне было восемь лет,
Отца лишился я; и с горя
Мать заболела и слегла,
И встать потом уж не смогла,
Страдая от жестокой хвори.
Вот как-то после ночи раз –
Бессонной и ужасной ночи,
Мне говорит: «Мой близок час,
Кто мне навек закроет очи?
Лиценциата позови:
Хочу уйти я по закону,
А по дороге попроси
У коробейника лимона:
И мне скорее принеси…»
Пришёл, скрестил священник руки,
А мать без сил уж: пить да пить:
«Забыл, сынок, лимон купить?..»
И отошла, в жару и муке…
С тех пор три целых дня в году
Себе я места не найду,
Как будто с Господом в разлуке,
И мучит жажда, как в аду,
Ни есть, ни дрыхнуть я не в силе –
Как кислотой меня облили…
Но только минут эти дни –
Мне странно: были ли они?

Дон Алонсо

Занятно, а скорее даже –
Печально, а ещё верней:
Не тяжела твоя поклажа
Из трёх в году коротких дней.
Они одно напоминанье,
О том, как к ближним состраданье
Душа испытывать должна.
Не только на одре болезни,
А и в рождённой в муках песне,
Подобной действию вина.

 (берёт гитару и поёт)

Донна с талией осиной –
Красный веер, чёрный взгляд.
На одре же – голубиный
Странно бел её наряд.

Нет ни веера, ни взора,
Ни подвязок, ни колец.
Лишь перчатка командора
И с иконкой поставец.

 

 

 

Донна Эскудилья                               6.
или Кот в мешке



Сцена первая


Донна Эскудилья, пожилая домовладелица,
в прошлом трактирщица.
Фабрисио, её слуга.



Донна Эскудилья (одна)



Уф! Уф! Какая полнотелость!
Сесть на диету захотелось
И похудеть; куда там, брат!
Так всякий терпит, кто богат.
Несчастный падает со стула –
Гляди-ка, как его раздуло!
Пятнадцать рябчиков за раз
Намедни съел сеньор Мендас,
Малаги выпил три бочонка…
Диета вред! Диета яд! –
Врачи напрасно говорят,
Что от вина болит печёнка,
А утром потроха горят…
Эй, плут Фабрисио, малаги
Подай сюда из винной фляги,
Что там, в шкафу, да поскорей! –
Тебя послал мне Асмодей.



Фабрисио



Сию минуту!



Донна Эскудилья



Поспешай!



Фабрисио



Бегу, сеньора, ног не чуя!
(под нос)
Так, душу тучную врачуя,
Немудрено попасть мне в рай.
Несу-у-у, несу-у… (ставит перед ней кружку с вином,
сеньора пьёт)



Эскудилья



Другое дело…
Уф! чуть душа не отлетела.
Богатым быть тяжёлый труд.
Поверь, Фабрисио, на слово.
Счастливчик – певчего зовут,
И подмастерье, и портного, -
Всех тех, кто денег не нажил,
И не порвал на этом жил…
Его сундук не тронут воры,
Там сбережения его (показывает пальцем на потолок)



Фабрисио



Кто сверх нужды нажил, сеньора!
Тот не имеет ничего…



Фабрисио



Ты прав. Но к делу: за служенье
Хочу тебя вознаградить.
То есть тебя, в вознагражденье,
В мешок с деньгами посадить.
Разбогатеешь ты ужасно,
А чтоб сидел ты не напрасно,
Дукаты будешь охранять
В мешке завязанном – от воров –
И госпожу свою, сеньору,
Приятным словом поминать.



Фабрисио



Зачем же лезть в мешок мне?



Донна Эскудилья



Пфу-ты...
Ограбить воры захотят –
Мешок развяжут, а оттуда
Мушкет заряженный



Фабрисио



Вот чудо!
(под нос)
Видать, она сошла с ума…

(вслух)
Кто это выдумал?!



Донна Эскудилья



Сама.



Сцена вторая



Первый вор



Свети сюда, Туфля, – скорее!
Мешок! А в нём, видать, гинеи…
(пытается поднять)
Тяжёл…



Второй вор



Ну что же делать нам?
Развяжем, с горем пополам
Набьём карманы, завтра снова
Вернёмся…



Первый вор



Завтраки к чертям!
Вали на плечи мне!.. Готово.
Пусть лазит в окна лишний раз –
За пышным задом дон Мендас!



Второй вор



Ты прав, сеньор Буена Гарра:
Спины своя не ломит тара.



Буна Гарра выбрасывает мешок из окна.
Слышен короткий вскрик, за которым наступает тишина.
Напуганные воры спрыгивают на мостовую и, хромая, разбегаются.
Мешок остаётся лежать на мостовой.

 

 

 

 

Коварный бес                                         7.
Или поцелуй Инессы



Ночь. Чердак. Фабрисио с лампой в руке входит в дверь.



Ого! Чего тут только нет!
Реторты, циркули, квадранты,
Рисунки солнца и планет,
Две сферы, глобусы-гиганты,
Бумаги стопки – и таблиц,
И ветры с выраженьем лиц…
Хозяин мой – алхимик, видно,
Таит под маской благовидной
Своё лицо и ремесло:
Вокруг всё пестики и ступы…
Видать, ему не повезло –
Раз кормит слуг мякиной грубой,
Исправно, через год-другой,
Их отправляя на покой…
Известно всем: к богатству тяга –
Скорей проклятья зло, чем благо.
Забыл про то хозяин мой:
Песок он моет золотой!..



А-пщхи!



Фабрисио (испугавшись)



Кто там чихнул?..



Бес (из колбы)



Не бойся!
Я – не разбойник, успокойся.
Уж больно жидкость щиплет нос.



Фабрисио



Кто ты?



Бес



Я – бес.



Фабрисио



Но вот вопрос:
Как ты попал сюда, под пробку?



Бес



Хозяин твой в сию похлёбку
Меня упрятал колдовством
И уговором вероломным…
Дон Триакеро – враг мой кровный.
Возьми квадрант – разбей стекло,
Освободи благого беса!
Всю жизнь мне, друг мой, не везло:
Прожил я век без интереса…
Разбей же колбу! Отплачу
Тебе за это – не шучу!



Фабрисио (придя в себя, разбивает колбу.
Бес падает со стола на пол, но тут же встаёт на копытца)



Б-р-р-р (встряхивается, как мокрая кошка)
Весь затёк: сосуд постылый!
Скажу тебе, Фабрисьо милый,
Никчемно это ремесло:
Ибо алхимия есть зло.
Один обман и ослепленье.
Нет чтобы чёрта попросить
И я ему в одно мгновенье
Сумел бы золота намыть.
Но он трудом желает тяжким
Добыть насущный хлеб, бедняжка…
Мне жаль его, хоть он мне враг!
Ну, ты, я вижу, не дурак,
Коль выпустил на волю беса!..
Но жизнь пуста без интереса.
А интерес твой знаю я:
Инесса милая твоя,
Сегодня ночью из окошка,
Как господа её уснут,
Даст знак тебе зажжённой плошкой…
Счастливых, друг, тебе минут!
Да лестницу возьми складную,
Чтоб лилию сорвать ночную…
Привет, мой друг, я полетел:
Скопилось за год столько дел! (улетает в окно)



Сцена вторая



Ночь. Луна. Фабрисио крадётся к дому сеньора Мембрильо
со складной лестницей под мышкой. В тёмном окне появляется
Инесса с горящей лампой в руке.



Фабрисио



Инесса, милая, Инесса!
Не зря послушался я беса.
Видать, лукавый не соврал
И слово данное сдержал.



Инесса (услышав звук шагов, тихо)



Кто там?..



Фабрисио



Не бойтесь, дорогая!
Слуга ваш, лилия ночная!



Инесса



Ах, ах! Проснутся господа!



Фабрисио



Но поцелуй один тогда, -
Всего один, один невинный… (влезает по лестнице,
Хочет поцеловать Инессу, тянется губами к её губкам)



Инесса



Ах, ах! Проснутся господа!..



Фабрисио



Один, один! Ах чёрт! Куда?!
(лестница медленно складывается и Фабрисио падает
на мостовую и замирает)

 

 

 

Дон Паскудильо                                 8.
или драматург от дьявола



Фабрисио



Который месяц я не сплю,
Ночами слышно мне сквозь стену:
Скрипит, похоже на петлю,
Перо хозяйское – и сцены
Разыгрывает сам с собой
Влюблённый в страсти мой герой.
То жжёт наложниц надоевших,
Тюрбан на лысину надев,
То слуг, три месяца не евших,
Хоронит, плача на распев,
То в пленных целится из лука,
То короля на эшафот,
Набросив чёрный плащ, ведёт,
А я не сплю – такая мука!
И про себя кричу к утру:
"Паяц, заканчивай игру!"



Драматург



Слуга! Иди сюда, да пива
Подай! Не то сейчас засну;
Неделю гнёт меня ко сну,
Усталость, праздна и ленива,
А мне не терпится успеть
И ... на лаврах умереть,
Напрасно ль мрут мои герои?
Напрасно ль штабелями их
Кладу у стен ... Трои
Или в волнах топлю, живых?
Горит колдунья, рубят вору
Ту руку, что привыкла красть…
Я удавил бы и суфлёра,
За пьянство, чтоб ему пропасть!
Хлеб драмы чёрен, чёрств и горек,
Вино кроваво, кровь суха…
Сегодня в ночь одной сеньоре
Я дал лекарство от греха –
Руками праведной подруги –
Флакончик яда, на досуге…
И что же? – грешною жила,
А мученицей умерла.
Вот так, приятель мой сердечный:
Что ни скажи, а драма вечна!
Так что там с пивом? Ну скорей
Неси сюда его, злодей!



Фабрисио



Несу, несу, дон Паскудильо!



Драматург



Я б и тебе подрезал крылья.
Но мне сегодня недосуг
Птиц потрошить и резать слуг.



 

Ишмаэль Перес                                           9.

Или совестливый часовщик

 

Фабрисио

 

Хозяин мой, каноник Блас,

Принять покорно просит вас

В починку часики стенные;

Застряли стрелки кружевные:

Хотели в вечность перейти,

Да замерли на полпути,

Уже не слушаясь завода –

Тому предлог какого рода,

Не ведает каноник мой:

За здравье петь? За упокой?

 

Ишмаэль (вставляя в глаз монокль)

 

Сейчас посмотрим и подкрутим,

Подвинтим – часики пойдут.

Что вам сказать? Часы, что люди:

Им в душу лезть – напрасный труд.

Не может ключик Ишмаэля

Вернуть им юность, в самом деле;

Износ детали дело швах,

Но подлатать возможно тело.

За то еврей берётся смело,

Не будь дождливою Пейсах!

 

Фабрисио

 

Так значит, вам я оставляю

Часы?..

 

Ишмаэль

 

            Нет, нет, я подлатаю

При вас, сеньор. Один дукат

Всего один, попасть мне в ад!

 

Фабрисио

 

Сеньор сказал, после починки.

 

Ишмаэль

 

Ну ладно. Заменю пружинки,

Сменю колёсик-шестерню

И молоточек заменю.

Всего дукат, прошу не много:

Врачующий боится Б(о)га!

А что хозяин твой, здоров?

 

Фабрисио

 

Ах, он не любит докторов.

Сижу ночами у постели,

Горшок и воду подаю,

Раз десять за ночь – сам не пью,

Не ем не сплю: всё это вредно;

Твердит каноник мне всегда:

«Всё это, сын мой, суета»,

А этим временем бесследно

С большого блюда для гостей

Уже, как тени, исчезают

Пулярка, рябчики за ней,

И кролик сзади их толкает

Кувшином крепкого вина…

(под нос)

Да, не здоров хозяин, верно

Его утроба не полна,

И от того он дрыхнет скверно.

 

Ишмаэль

 

Привет ему передавай.

Я знал его почти с пелёнок.

Тогда Ревеку Мордыхай

Назвал Луизою спросонок,

А та в отместку, вот дела! –

От альгвасила понесла…

Вот, ходят. Всё уже как надо,

Чтоб не дождаться мне дуката!

 

(Фабрисио расплачивается)

 

 

 

 

 

Хуан Кампанарио                                         10.

или друг детства

 

Питейный дом. Фабрисио и его товарищ

Сидят за столом с горящей тускло плошкой

за кувшином вина.

 

Фабрисио

 

Ну, брат Хуан, здоровы будем! (пьют)

Клянусь, не грех хорошим людям

За кружкой встретиться вина.

Да будет жизнь твоя полна,

Как то гончарное изделье –

Что нас спасает от безделья!

Давно ль приятель к нам в Мадрид?

Что Сарагоса? что Ла Сео?

Всё так же к вечеру звонит

Храм Дель Пилар, Святая Дева?!

Внутри поёт, весь в белом, хор,

И два юнца безусых рядом

Как ангелки, потупив взор,

Выводят мирные рулады;

Гремит под куполом орган;

И это мы с тобой, Хуан…

 

Хуан

 

Да, друг Фабрисио, минуло

То время… время Вельзевула

Пришло нежданно – и вино

Со мною дружится одно.

Но прав философ: в мире тесно–

Тем паче, тесен и Мадрид:

И вот передо мной сидит,

Друг детства, друг поры чудесной, (пьёт)

Со мною пьёт и говорит…

А помнишь юную Луису,

О коей томно ты вздыхал?

Смущаясь, взглядом провожал? –

Её степенный граф Фулиса,

К себе на содержанье взял.

Она теперь…

 

Фабрисио

 

                  Мой друг, довольно

Звонить в кастрюлю с колокольни!

Скажи мне, служишь у кого?

И тут добился ли чего?

 

Хуан

 

Увы, мне нечего итожить…

Мой аккуратный господин.

Намажет на ночь кремом рожу,

И спит в подусниках, один.

На чуб накрутит папильотки,

Натянет митенки; из водки

Наложит на виски компресс –

Забаву ветреных грандесс,

И спит до света сном младенца,

Скрутив тюрбан из полотенца…

Ну, словом, друг мой, франт и фат.

А что не так – я виноват.

Но ты, Фабрисио, с Фортуной,

Дружил с поры, я помню, юной:

Луиса выбрала тебя…

 

Фабрисио

 

Свои желания любя…

Но это к лучшему, наверно…

Служу с полгода я примерно

В семье бесчисленной судьи,

В ней, окромя коррехидора, –

Борзых, тощающая свора,

Жена, почтенная сеньора

И дети – чаянье семьи.

А мать над чадами своими

Орлицей вьётся, дышит ими,

Желанье ловит, каждый взгляд

Сопливых… орлят.

А сам судья – такая рожа! –

Мурашки бегают по коже!

Что твой бандит? – В сравненьи с ним

Мигель Удавка – херувим.

 

Хуан

 

Кого Фортуна не трепала,

Тот в нашей жизни смыслит мало.

Порой ливрея тяжелей

Слуге, чем стражнику кираса.

Спаси их, Боже, от ливрей,

Как от чумы или проказы!

Пусть им чуть больше повезло,

Но поменяемся местами

Когда-нибудь всему на зло

Мы со своими господами.

 

Фабрисио

 

И то, Хуан…

 

                    (Занавес)

 

Конец апреля – начало мая 2019




Владимир Мялин, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1319 № 167301 от 29.04.2022

0 | 0 | 215 | 04.12.2022. 04:25:04

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.