Огонь (Часть 1. Глава 2.)

Дата: 28-11-2021 | 16:43:14

Глава 2

Жар – это то, что сгорело, а не то, что ещё горит.                             

Это выхлопы газов, что вдруг заполняют полость

сердца. Их принимают за чужой, но главный дар

от человека - человеку, когда другому он говорит:

«Иди и умри, садись на коня, и иную жги волость

для такого же дара - мне, чтобы как в конусе фар

на шоссе, в свитке у Клио стать, в первую новость

на всех полосах попав, этим сдувая, словно нагар

со свечи, не осевшую пыль. Так обретая гордость".

                                 

И когда этот газ вдыхают, принимая за кислород

его, то лёгок шаг на гору и прост взгляд за грани

чашки кофейной в руке, вилки и ножей на столе.

И если за грани их - мысль о них, будто бы вброд     

переходит реку, и в ней она челюстями пираньи           

срезает мысль о себе самой и о серебристой ветле,   

и о полной Луне над ней, и о плеске в час ранний

пруда под ней, о водомерке в нём и высоком седле

велосипеда, откуда и дальние сады видны и брани                                                            

 

с близких дворов не слышно, то обращает в лёд

она в памяти - шорох в песочнице и свет в листве,                                                             

муравья на коре и синих стрекоз на своих орбитах.

И тогда больше не слышен шмель, не виден полёт

лимонницы над малинником и следа нет о родстве

стрёкота сверчков речных в зарослях и, укрытых

в буквах, - эхо от него и от соли, которая в веществе

морей - их суть и шёпот. И тогда поверх, отмытых

от глины, надписей, в последнем своём торжестве

 

застывших, чертит стило не новые клинья, руны,

но границы квадрата, и этот квадрат, чей центр

где чертят его, - до звёзд чёрным растёт экраном.

Сквозь него слова, как желанную добычу гунны,

выбирают: сыр, мясо, маслины, вино, и в спектр

отсвет от них – красный и синий – бьёт тараном     

через зрачки в затылок и сеанса короткий метр

на Земле начинает ночь. И, распахнув канканом         

тишину, стук каблуков, как пальцем укажет мэтр


с партера, вихрем на деньги меняя другие деньги,

он подхватит потоком всё тело - воздушный шар.

Лобную кость и кадык поднимет до стратосферы.

На мочках ушей двумя пальцами потирая серьги,

-Больше ешь, живи веселей, в мороз выдыхая пар

изо рта,- изречёт Модератор,- вином добавь веры

в скорость смены кадров: карт, купюр и от сигар

дыма, дробь барабанов, хохот трубы, а  запах серы

 

от спички сожжённой, собой растворит парфюм.     

В зеркалах шаг официантов подчинён желанью

тех, кто в лаунж-баре протирает салфеткой рот.

"И смотри на них, как с палубы смотрят в трюм».

И тогда край стола, бокала край равны касанию   

пальцев о них, и яблоки равны им, и бутерброд

на блюде. И все они существуют по расписанию,

которое пишет держащий их в руке. И ему и крот

в норе - не подсказка, и кости в земле к восстанию

 

повод - против земли, чтоб обидой куст поджечь.

«Пусть он горит, как и я, и возле холма у могилы                                   

не растёт. И дом, и двор у дома пусть будет пуст                                           

навсегда. И если только в чужой избе топят печь,                                                                     

если ступни, колени, плечи и кисти рук постылы,

то обнови гардероб, новые туфли надень, в хруст

облигаций поверь, Победителем, напрягая жилы,

стань. Ты сумей шевеление губ - в насмешку уст

обратить, и так смейся, даже если иссякнут силы»!


И тогда есть надежда, что смерть менять на смех                                                                     

можно, если лишь сам, смертию смерть разрушив, 

танцуешь, словно ночью звезда, - на лесном пиру,

над костром; в бубен бьешь, когда из всех прорех,

из изнанки туч, гром грозовой, вытряхая души в

полог озёр, траектории укажет и каждому комару,

и каждому волку. Так, раскаты от него подслушав,

станешь как он, пыль обращая в хлеб, земную кору

ступнями в песок растирая, выдвигая часть суши в

 

моря, не по велению щучьему, а только по своему

хотению!» И тогда ластик границы стирает с карт.

И окопы в пустых полях,- столик для преферанса.

Тогда круглые камни, вместо хлебов кладут в суму

народам, и говорят, что отныне декабрь - это март,

что пёс-это кот, и в марше военном мотив романса.

От скорости пуль, со скоростью света растёт азарт

к бессмертию, чтоб, впредь никому не давая шанса,

выиграть свой забег, и возглавить вселенский чарт.

28 ноября 2021

 




Константин Латыфич, 2021

Сертификат Поэзия.ру: серия 1376 № 164559 от 28.11.2021

0 | 0 | 330 | 17.05.2022. 00:40:41

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.