Миги и мгновения весны

Дата: 25-04-2020 | 14:23:01

ЖАВОРОНОК

Между небом и землёй

Песня раздаётся,

Неисходною струёй

Громче, громче льётся.

Не видать певца полей,

Где поёт так громко

Над подружкою своей

Жаворонок звонкий.

(Н. Кукольник. Муз. М. Глинки)

 

Лёд голубой, отражающий небо, -

взглянешь случайно - запомнишь навек

эти поля, не видавшие хлеба,

стрелки травы из-под выцветших век.

 

Кто расстелил те холстины белёсые

не на просушку - по воле ветров?

Видно, посланцы небесные с косами

здесь, на земле, разложили  Покров.

 

Им вознестись в воскресение Вербное

в память о тех, кем исхожен погост.

Но оглянись - и увидится первое -

матери плат да бубенчиков горсть.

 

Долог наш путь  меж землёю и облаком,

трепетный малый - начало начал.

вдоволь ему и лазурного промелька,

поля знакомого чуткий сигнал.

 

Как же ты, милый, нежданно-непрошенно

гнёздышко вьёшь среди пыльных дорог

в этом краю, поседевшем да брошенном,

сможешь ли жизнь заслонить от тревог?

 

Я подпеваю тебе средь безлюдия -

не прерывай ручейковую нить.

Песня твоя - на земле лишь прелюдия

к жизни крылатой сквозь вечное "быть".

 

 

В БОРУ

И. Бунину.

 

Томится снег…

Ещё он свежестью неповторим

и чист небрежно,

но где-то глубоко под ним

затеплился живой подснежник.

До срока запечатанный в конверт

из прошлогодних листьев

свободы чутко ждёт…

А старый бор над ним,

по- летнему лучистый,

счастливый миг рожденья бережёт.

 

***

Непредсказуемы весны и звуки, и цвета.

Взгляни на яблоню - знакома, да не та.

Ещё бесхитростно сплетение  ветвей,

но охрой розовой весна прошлась по ней.

Просторна даль  с крылатой синевой,

влажнеют облака расплывшейся  слезой.

А ворон, соучастник горьких тризн,

пророчества забыл, осваивая жизнь.

И неожиданно, наветам вопреки,

в приливе страстном сил и чувственной тоски,

вдруг прожурчал над полем снежным,

как ключ в глухом бору, -

и трепетно, и нежно.

 

ВЕСНА В ДЕРЕВНЕ

Вот и огороды подоспели -

гам стоит на поле и в селе.

Дружно, по-грачиному, насели,

копошимся радостно в земле.

После скукоты седой да хмари

то-то развиднелось впереди -

в суматошном солнечном угаре

сердце будоражится в груди.

Выползли старухи - прочь, хвороба!

Юбками полощут на ветру.

Жизнь на цвет, на вкус берут, на пробу.

Острым словом сыплют на юру.

 

МИГИ И МГНОВЕНИЯ ВЕСНЫ

Весна приблизилась.

Всё, кажется, остановилось,

привстав на цыпочки,

чтобы увидеть небо,

его закраину,

где что-то невесомое

скрывалось

и посылало импульсы

рожденья,

чуть слышные, чуть видимые

волны,

бегущей по небу

жемчужной чистоты.

Они являлись

из бледных облаков,

перемежённых

рассеянным и зыбким

светом солнца,

стремясь на волю

вырваться потоком,

живительным,

чтобы объять равнины

безмолвного и жадного

желанья

поймать в ладони

тёплый луч весны.

 

Деревья вдруг

заколыхались робко,

пока несмело.

Всё пришло в движенье.

Почки на вершинах,

по краю веток,

дрогнули.

Торчащие побеги,

распрямляясь,

воткнулись в неба

бледный абажур,

как будто воздух

пробуя на прочность:

готов ли он

к весенним испытаньям,

достаточно ли влаги в нём,

той ясности

естественного хода,

сей евхаристии,

что славит пробужденье

торжественной прелюдии

Весны.

 

В глубоких подземельях

чуть дрогнули

спелёнатые корни.

Так понемногу

в себя приходят пальцы,

чуть занемевшие

в отсутствии движенья,

когда заговорит

живая кровь.

 

Всё замерло,

пришло в движенье вновь,

а корни занялись

своей работой,

выпрастывая пальцы

из глуби, ощупывая

влажную пучину

земных волокон

в предчувствии

весеннего волненья.

Так просыпается

Вселенская любовь

и плоть земли

буравит осторожно.

Толчок тепла -

и заиграют краски,

 и загрохочет

бубен обновленья!

 

 

МАТЬ-И-МАЧЕХА

Средь сухой травяной канители

мать-и-мачехи всплыл островок -

не сиротской дохнуло метелью -

детским сном,  золотинкой у ног.

 

Собрались на припёке сестрички,

зародившейся жизни желтки,

позабытого поля привычки,

мха и дёрна сухого цветки.

 

Отживут…, и окраина поля

разольётся в холодную гладь.

Тёмный глянец родного Ополья

будешь мачехой ты называть.

 

Но хоронится радость с изнанки,

в прикровенной белёсой пыли,

чтобы жизни суровой подранки

к ней щекою прижаться могли.

 

Но пока наслаждайся весною,

пробудившей сиянье цветка,

что родился  на скудном подвое

вздохом поля, игрой ветерка.

 

Засмотрись в подвенечное небо,

разгреби бытования прель,

удивись, как весне на потребу

каплей землю буравит апрель.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!