Где есть истоки, нет конца… (к 150-летию со дня рождения И.А. Бунина)

Дата: 23-02-2020 | 19:24:03

Бунин  (акростих)

Былое близким назовёшь.

Умрёшь и возродишься снова

нанизывать отеческий галдёж,

изустный  жар родного слова

на стержень бытия. Крепка основа.

 

***

Холмы да перелоги,

овраги да кусты -

живёшь в своей берлоге

у самой высоты.

 

Рукой подать до неба,

а под ногой - погост,

поля не просят хлеба,

лишь травы в полный рост.

 

Над снегом потрясают

лохматой головой,

а кто кого спасает,

о том лишь ветру пой.

 

Но всё-таки отрада -

кругом своя земля,

и жизнь трусится рядом -

дорожная петля.

 

И елей мавзолеи

хранят величье зим,

и "тёмные аллеи",

и загустевший дым.

 

Всё бунинского склада -

смиренье и покой…

Зима. Россия. Лада

зегзицей вековой.

 

Который нынче век?

 

                              "Здесь человек сгорел…" (А. Фет)

 

Тут розы под спанбондом,

рогозы в семь свечей -

шагаешь снежным бродом

по зареву ночей.

 

Земля не молвит всуе,

шуршит её шуга -

обводишь взглядом туи -

мерещатся стога.

 

Переплетенье судеб.

Который нынче век?

От мира не убудет,

коль сгинет человек.

 

Никто и не заметит,

как он всё шёл и шёл,

теснимый лихолетьем,

под взглядом хмурых сёл.

 

 

На  пустоши  жизни

 

Ты можешь так просто о смерти,

служивый пера и смычка,

чтоб в мутной людской круговерти

твоя не слабела рука?

 

Отведал меды ты и брашна,

и horror твой в духе лилит,

но Слово прекрасно и страшно

лишь там, где от века болит.

 

Оставь инфернальные страхи,

пройди этот бунинский шлях

в замашной крестьянской рубахе

да в ивовых горьких лаптях.

 

Приблизься к тому, что осталось

по жизни, где каждый нашёл

не то, что в побаске слагалось -

сомнений и бед суходол.

 

Там баба, сжимаясь в овчинку,

с усталой, усохшей  душой,

всё кличет свою половинку

на пустоши жизни иной.

 

Сквозит, серебрится полынью

по стёжке земли полевой -

идёт к непутёвому сыну

разжиться краюхой сухой.

 

Внушать ей твоё пониманье?

Своё у ней в горле, как кол -

глубинное скорбное знанье,

извечный российский прикол.

 

Сожмёт в холодеющей длани

букетик цветов золотой…

(к чему ей твоё пониманье?),

прошепчет: "Красивый какой…"

 

На небо посмотрит: отрада -

плывут за стогами стога…

Уж если сложилось, так надо…

Дорога уже недолга.

 

Последним прощающим взглядом

окинет цветущий бугор -

родное зашепчется рядом:

то ль просьба, а то ль приговор?

 

Спокойна земля. Одарила

не хлебом (господь ей прости) -

престольные дали открыла

в шершавой крестьянской горсти.

 

Памяти И.А.Бунина

 

И глушь, и свет…

Так много света…

Его прозрачная канва

то будто теплится едва,

то озаряет все предметы,

в крестьянской сбруе золотясь.

Скажи мне, сребрословья князь,

зачем ты здесь и что за птица?

Иль это прошлое мне снится

с пометой вещей на полях?

Повсюду лица, лица, лица...

да полевой горячий шлях.

 

Но почему на крыльях соль

былых дорог и дальних весей?

Твой мир широк, но волей тесен.

Исхожен поперёк и вдоль.

Тревожна тишина полей,

обломны ливни, их начало,

что в зыбке родственной качали

зачатки  "окаянных дней",

раздрай и смутное предзнанье,

нелепых судеб очертанье,

где есть истоки - нет конца…

Всё волей  высшего творца.

 

Как если бы писать портрет

решился ты на склоне лет,

по капелькам черты сличая…

Полузаконченный едва,

он распылился б на слова,

лишь общий облик излучая.

 

Хрущёвские печальны дали,

глухи овражки, тёмен дол…

Цветком Стожары просияли

над памятью уснувших сёл.

Там, на миру, но без просвета

боса Россия, не одета,

но каждым смертным мужиком

по-своему не раз воспета.

Вопит орда, и в горле ком…

Но до сих пор всё ждёт ответа.


Автограф

 

      У зверя есть нора, у птицы есть гнездо.

      Как бьётся сердце, горестно и громко,

      Когда вхожу, крестясь, в чужой наёмный дом

      С своей уж ветхою котомкой.

                                                                  (И. А. Бунин)

Усадьба. Деревня. Погост.

К России особая тяга.

Поднимется в истинный рост,

страдая дворянской отвагой.

 

-За правду, хоть выколи глаз…

-Красавчик. Изгой. Женолюбец…

(Всё стерпит словесный запас)

- Короче сказать: душегубец.

 

- И с жёнами не по-людски:

всё тишью да гладью  бы… Где там.

У нас за такое- в тычки.

А им позволяют - поэтам.

 

Столкнулись упрямые лбы,

вскипела кровавая каша,

хлестнула за край, да кабы

хоть знать бы, где ваша, где наша?

 

Дымок пароходной трубы,

и палуба пляшет и гнётся…

Не видеть лунёвской волшбы.

Не пить из святого колодца.

 

От Родины – пыли столбы…

Скиталец. Живёт, где придётся…

А филин на крыше судьбы

хохочет, визжит и мятётся.

 


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!