Теодор Рётке. Мёртвый сезон



Свет приглушён; дневная кончилась гроза.

Бездонна неба ширь; исцелена́ земля.

Мгла ранней осени окутала поля,

И ждёшь, пока не окунутся в сон глаза.

 

В саду паук ткёт грушу шёлковую. В ней

Ему потомство сохранить бы от невзгод.

Нить серебристая на дереве мелькнёт,

Пока дыханье вязнет в сумеречном дне.

 

Грустят деревья, что опять они без птиц.

Пшеница бронзовая собрана в снопы.

Листвы нападало, что не видать стопы.

И молочай своё перо бросает ниц.

 

Созрели с годом вместе вешние ростки.

В проулке почки пустоцвета на ветвях.

Кровь замедляет бег, как в обморочных снах;

И зрелой мудрости плоды уже сухи́.


-----------------------------------------


       Theodore Roethke. Slow season


      Now light is less; noon skies are wide and deep;
      The ravages of wind and rain are healed.
      The haze of harvest drifts along the field
      Until clear eyes put on the look of sleep. 


      The garden spider weaves a silken pear
      To keep inclement weather from its young.
      Straight from the oak, the gossamer is hung.
      At dusk our slow breath thickens on the air. 


      Lost hues of birds the trees take as their own.
      Long since, bronze wheat was gathered into sheaves.
      The walker trudges ankle-deep in leaves;
      The feather of the milkweed flutters down. 


      The shoots of spring have mellowed with the year.
      Buds, long unsealed, obscure the narrow lane.
      The blood slows trance-like in the altered vein;
      Our vernal wisdom moves through ripe to sere. 

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!