Подражание

Дата: 02-09-2019 | 15:43:59

Струились косы Гянджачай,

И соловей в ветвях чинары

Прелестно щебетал. Отары

На изумрудный молочай

Спешили, точно кучевые

Слетались тучки на лазурь.

Пестрели брички кочевые:

За нескупые чаевые

Везли томаты ли, лозу ль

Они по склонам Закавказья.


Близ райского благообразья

Жил наш вчерашний визави,

Рисуя горные пейзажи,

Рифмуя яркие пассажи,

Потомок славный Низами.

Иной судьбы себе не чая,

На склонах Малого хребта,

Творил в цветущие лета

Среди чинар и молочая

Любовник муз, востоковед.

И живописец, и поэт,

Он был посланник романтизма

(Масштабов горного села,

Пока аорты аневризма

Его в могилу не свела).

Не долгий век Мафусаила

Он слыл рабом своей Гянджи,

Певцом пастушьего аила,

Дворца турецкого паши.

Избавь от злобного зоила

И пустозвонного ханжи

Звезду ценителя Востока!

Пройдя до устья от истока

По Гянджачай, он начал так:


«В оправе грозной цитадели

Снега рубином багровели

От нескончаемых атак!

Так осаждал князь Цицианов

Красу и гордость Джавад-ханов,

И было раненых не счесть!

В иные дни, трудны и гневны,

Эпической осады Плевны,

Именовалась крепость в честь

Елисаветы Алексевны –

Елисавтполем. И впредь

Служила церковью мечеть».


Примерно этак. Слово в слово

Уже не воспроизвести,

Поскольку, Господи, прости,

Мы чтили лирика другого

Юдоли горной испокон.

А этот – бренный эпигон,
Приверженец толики малой.

Теперь, когда гвоздикой алой

Укрыт лейб-гвардии погон

И бесконечно почитаем,

Мы до гроша пересчитаем

Его наследный капитал

(Презрев османские динары):

«Там соловей в ветвях чинары

Когда-то дивно щебетал».

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!