Аксаков в Варварине

Дата: 03-08-2019 | 16:03:20






Славные имена России

(биографическая справка)


Иван Сергеевич Аксаков - общественный деятель, публицист, поэт, младший сын известного русского писателя Сергея Тимофеевича Аксакова (родился 26 сентября (8 октября) 1823 года в селе Надеждине Оренбургской губернии).  

По образованию юрист. Сначала - высокопоставленный чиновник государственной службы, славянофил. Впоследствии - редактор многих публицистических изданий: "Московский сборник", "День", "Парус", "Русская беседа", "Москва" и пр., на которые был наложен запрет. Некоторые из этих изданий были закрыты в основном из-за расхождений взглядов писателя с условиями цензуры, просуществовав иногда не более нескольких месяцев.

Годы сербской войны добровольцев и войны России с Турцией (1877- 1878г.) принесли Аксакову ораторскую славу и всемирную известность. Особенно ярко проявилась гражданская позиция писателя во время войны за освобождение Болгарии. Деятельность И.С. Аксакова была одним из факторов русско-турецкой войны. Писатель, выступая в московском Славянском комитете, выразил чувство горькой обиды, которую нанесла ему русская дипломатия уступками западным странам на Берлинском конгрессе, в результате чего освобождённая Болгария была разделена на две части, одна из которых должна была принадлежать Турции, несмотря на победу в войне России. Вскоре Аксакова выдвинули кандидатом на царский престол в Болгарии.

В наше время идеи И. Аксакова о славянском братстве снова становятся актуальными.

После смелой речи публициста московский славянский комитет был закрыт, а самого И.Аксакова выслали из Москвы в имение Е. Ф. Тютчевой (сестры жены писателя, Анны Фёдоровны), в село Варварино Юрьевского уезда Владимирской губернии.

Прогрессивная общественность восторженно приняла речь Аксакова, его имя стало символом честной и открытой России. Художник И. Е. Репин был послан в Варварино, чтобы написать портрет писателя для Третьяковской галереи. Вдохновлённый красотой этих мест, живописец пишет картину "Вид села Варварина", которая также хранится в Третьяковской галерее.

О событиях, связанных с жизнью Аксакова в Варварине, рассказано в известной книге В. Солоухина " Владимирские просёлки".

Дом Екатерины Тютчевой, где в течение нескольких месяцев проводил ссылку Аксаков, сохранился до сих пор. Владельцем его до Е. Ф. Тютчевой, дочери поэта и дипломата Фёдора Тютчева, был отец декабриста М. Ф.Митькова, осуждённого и высланного в Сибирь по делу декабристов. Там, в Красноярске, он и умер.

Знаменитый особняк стоит на высоком холме, откуда открываются живописные дали юрьевского Ополья. Он хорошо виден даже издали в любое время года, особенно в ясную погоду.


 АКСАКОВ В ВАРВАРИНЕ

 

Не упрекнуть бездействием позорным мою тоску (И. С. Аксаков)

 

Предыстория


Судьбе его не скажут: аз воздам…

Державная десница пригибает.

Куда идти? По прошлого стопам?

Запреты, слежки без конца… до края…

 

Он полон мыслей свежих, не клеврет,

он независим, жаждет и пророчит.

Он видит далеко … тот сильный свет…

Но, боже мой! Эй, сторож? Сколько ночи?!

 

А если здраво мыслить, - гражданин.

Не бес - чиновник, псевдосозидатель.

Аксаков - богатырь такой один!

Да вот ещё загвоздка: он писатель.

 

Чиновничья забота - доложить,

и спи спокойно: свист из уха в ухо.

-Отесенька, в России трудно жить…

ХолОдны избы, нужды да разруха.

 

Московский бум

 

И вот изгнанье из Москвы - страстей сюрприз:

конгресс Берлинский, смелый русский сокол.

- А всё-таки - он точно панславист:

как распушился! Да и царь прохлопал.

 

Высокочтимые особы,

хулители, холопы, снобы-

немало в стольной всякой сдобы

и злобы с лестью пополам:

террариум, вокзал, сезам…

Шум утомительных речей…

А он был там совсем ничей:

носил свободную рубашку

и шёл по жизни нараспашку.

 

Уж где-то позади Москва,

гудящая, как улей бесноватый.

Проверка дела жизнью - вот права…

И только здесь нужна ума палата.

 

В Варварине

 

Варварино. Окончен балаган.

Всё в угомон: и мысли, и изгнанье.

Здесь, только здесь, родимый примет стан.

И рощ кудрявых вечное сиянье.  

 

Освободился от всего вконец!

Тут хорошо, в тиши родного свода…

Но что б сказал отесенька, отец?...

Как долго здесь ждала его свобода!

 

Пейзажи шли, хоть ставь их в рамы,

туман клубился над рекой -

идиллия российской панорамы,

где труд в охотку и покой.

 

Здесь только рощи и луга-

клад живописных изобилий-

его венчали берега

да дыбились седые были.

 

Река по камешкам катила-

барашки, стружки, чисто дно

с мазками голубого ила…

Смотри, коль видеть суждено.

 

Но колокольчик неуёмный-

для всех - начало из начал-

оповещал: несутся гости,

не для игры, конечно, в кости.

Какой-то, может, генерал?

(что им сулил тот мир огромный?)

 

Здесь Репин в пыльном балахоне

герою руку пожимал,

смешком московским занимал,

а сам сиял, как царь на троне.

Портрет неспешно рисовал.

 

Аксаков - глыба, великан,

славянского защитник братства,

с огнистой гривой русоман,

он здесь нашёл своё богатство.

Сидит недвижим и спокоен,

 идей и дум упорный воин.

Валун, который ввек не сдвинешь,

Для неких - сплошь идеалист.

Всё ж одолел свой главный финиш.

Как без мечты, коль сердцем чист?

Он заслужил свой славный крест-

теперь его и чёрт не съест.


Тут царский титул ни к чему.

А  дом - изящная игрушка,

и распорядок по уму -

Казалось бы: чего уж лучше?

Сквозь стекловидную канву

тончайшей дымки понадречной

смотрел на неба синеву,

 а жизнь казалась бесконечной.

Дышала юность, и мечта

приблизилась , предстала явью -

виват, святая простота,

простись со славой и бесславьем.

Под мирный благовест церквей

России чувствовал биенье.

Он присягал на верность ей

в очередном стихотворенье.


Он утром Фебу шлёт привет,

 с откоса вниз к реке сбегает,

"сей Геллеспонт переплывает"…

Живёт себе, не свечкой тает,

не чувствуя поклажи лет.

Он снова юн, здоров и весел.

Семнадцать лет прошли без песен,

а здесь мелодия нашлась,

сама собой слагаясь, рядом.

Ей роща чуть отозвалась,

перекликаясь с тихим садом.

В вершинах лип, дубов, осин

затрепетало вдохновенье.

Да разве мало здесь картин,

рождающих души томленье!

 

И сверху, как орлу с холма,

ему открылась вся страна

в её величественной стати

и кротости своих равнин,

где колокольный звон один            

так упоительно приятен.

Душа ликует. Высоко

её безбрежное теченье,

и мыслям вольно и легко

в счастливых звуках вдохновенья.

 

Здесь, словно чаша круговая,

душа полна, полна до края.

Свободно дышит сквозь тщету

и видит только высоту

да ширь земли от рощи к роще.

(Жизнь недолга -так будьте проще.)

 

А мы, к герою возвратясь,

последний штрих ещё добавим,

покуда он здоров и славен,

вновь пишет, слов слагая вязь.

Он благодарен жизни этой

и рощам тютчевским златым.

Ему пристало быть поэтом-

с собой не спорить и с былым.

Осенней розой восхищаться,

 сны юности вручая ей...

 Природного поклонник братства

в тиши задумчивых аллей.


Политик, отошед от дел,

свою роскошницу воспел

с серьгами драгоценной влаги-

не жалко красок и бумаги,

чтоб завершить сей мадригал.

(Как Пушкин много предсказал!)

 

А что напишется сейчас
 меж вымыслом живым и делом?

Какие строки тронут нас?

"Цветите, юные! И здоровейте телом?"

Его страница всё ещё открыта:

"цареет зло", и совесть позабыта?

Слова, вопросы - несть числа...

Жизнь дрянью крепко поросла:

на теле и в душе - издержки промкомбыта.


27 июля 2019г. Варварино.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!