Альманах "ФОРУМ" №15, 2018 (город Днепр)

Дата: 23-01-2019 | 15:09:55

Публикация подборки из девяти моих новых стихотворений в пятнадцатом номере альманаха "ФОРУМ", город Днепр:

* * *
Однажды дождь... Однажды летний дождь
Зашёл в наш сад – запущенный, укромный –
Разведать, отчего пронзает дрожь
Клематис после россказней пионов.
Недолго слушал, стал перебивать,
Сперва стесняясь, а затем смелея,
И горних слов земная благодать
Сочилась к корню дикой орхидеи...

И были так слова его чисты,
А слушатели так на правду падки,
Что замирали гордых роз кусты,
И распускались кустики лапчатки.
Листвы дрожанью встречно трепеща,
Сердечный ритм смещался в зону риска,
Пульсирующий, как разгул плюща,
Как буйство молодого тамариска.

ЛИВЕНЬ В ЖИТОМИРЕ

Из всех щелей, отверстий, их отсутствия
Рвалась вода, рыча, беснуясь, буйствуя!

Под прессинг ливня угодив жестокий
Захлёбывались горла водостоков.

Бурлил поток вдоль тротуарной бровки,
Превосходя возможности ливнёвки.

Ушло под воду, морем стать успевшее,
Скрещение Покровской и Грушевского.

В его пучину, люки все задраив,
Заныривали дерзкие трамваи.

Ежеминутно доводил до дрожи
Грозы разряд – испуганных прохожих.

И всякий был, за гранью истерии,
Беспомощным перед лицом стихии.

* * *
Благословенный август! Красота,
Граничащая с умопомраченьем.
Блаженной неги плавное теченье,
Каскад даров, что сложно сосчитать:

Манящий запах сочных, спелых яблок;
Дожди из слив, божественных на вкус;
Бокал с вином, что не бывает пуст;
Стихи всех тех, в ком вера не ослабла...

Когда златящий небеса закат
Похож на персик – бархатный, румяный;
Ночные псалмопения цикад,
Под шёпот губ: "Господь, помилуй мя!"

* * *
А те, с того, считали, что на этом –
Всё временно, и к бабке не ходи!
Но преданным Ромео и Джульеттам
С их мнением всегда не по пути.

И презирая жизни быстротечность,
Влюблённые, в обход всех догм и прав,
Из юности шагнуть пытались в вечность,
Законы мироздания поправ.

Наивные, красивые, живые,
Узрев в любви величие Творца,
Под ревности удары ножевые
Они беспечно ставили сердца.

И рассыпались в прах сердца попроще,
И зависть жгла огнём чужих женитьб,
И превращалась вмиг в тюрьму жилплощадь,
Которую им выпало делить.

Но были те, кто верить не устали
В то, что любовь не покидает нас,
И были чувства их прочнее стали,
А их сердца – прочнее, чем алмаз.

Меж двух миров мы ищем середины,
Чтоб слыть в веках, не только миг один...
Что надобно? Всего лишь древесину,
Да настрогать побольше буратин!

* * *
Ответственность. Кого и перед кем?
Да кто бы знал... Что верно, что неверно?
Во множестве суждений, теорем
Пытаться отыскать закономерность –
Напрасный труд, пустое ремесло.
Нам недоступен замысел глубинный.
Что из сомнений смутных проросло,
Облепит лжи густая паутина.

Первопроходцы. Львиные сердца.
Торящие свой путь по бездорожью.
Нелепа смерть любого наглеца,
Дерзнувшего оспорить славу Божью
Во имя торжества грядущих дней,
Где ни его, ни нас уже не будет...
А мы лишь с каждым годом всё мрачней,
Всё яростнее молимся о чуде.

Жизнь нужно жить легчайшую на вес:
Из ветра, облаков и незабудок;
Любить себя, пока не надоест;
Ласкать жену, растить детей и уток;
Смотреть, как топчут куриц петухи,
Но думать неизменно о прекрасном;
Сажать картофель и писать стихи.
И помнить: всё, что просто, не напрасно.

* * *
Уколом в сердце – бренность бытия.
Тревожно небо, рдея утром ранним:
Рассвет сочится кровью рваной раны,
И день, как смерть – фатален, предстоящ.

Но к зрению Господь добавил слух,
Страхующий от зрительных невнятиц:
Вот нарушает тишину петух,
И мир вокруг становится понятен.

В привычном положении вещей
Привычно ищешь к ним свою причастность,
Как к океану ищет путь ручей...
И надо жить и верить: не напрасно!

* * *
Последний летний день. Щемящая тоска.
Задумчивая грусть. Душевная тревога.
И что в бессчётный раз молить любви у Бога,
Ни разу за стихи пощады не снискав?

Ты пишешь в пустоту. Ты убиваешь время.
Которое тебя – ведь ясно наперёд! –
Как терпеливый зверь, что никогда не дремлет,
Вот-вот подстережёт и с радость убьёт.

А ты чего хотел? Ты, втиснутый в Житомир,
В бездушный серый мир беспочвенных надежд.
Последний летний день мелькнёт в дверном проёме,
И осени ветра ворвутся в эту брешь.

Сплошная пустота твои заполнит думы.
Ты – брошенный фрегат, забывший утонуть.
Обвисли паруса. Вода сочится в трюмы.
Последний летний день... Пора идти ко дну.

ТРИВИАЛЬНОЕ ТАНГО

Тривиальное танго на лезвиях ржавых обид.
Каждый шаг в нём слезами и кровью обильно полит.

Безрассудная страсть, пепелящая нас изнутри. 
Неподдельная боль, что ни вырвать, ни проговорить.

Невозможность забыть, со способностью всё потерять.
Дождь слезами дрожит на багровой щеке сентября.

Шелест крохотных капель, сползающих вниз по стеклу.
Шелест ветра, раздувшего ловко сентябрьскую мглу.

Потанцуй же со мной, мой неблизкий единственный друг.
В час когда дождевые сокрыли луны полукруг.

Вот и небо светлеет в незримой дали голубой.
Только слёзы дождя не стихают, волна за волной.

Так прибудь и останься в ритмично кружащемся сне.
Характерным рисунком воды на холодном окне.

* * *
Он умер как поэт так и не став поэтом.
Ирония судьбы, вселенская тоска.
А мог бы, мог бы стать легко, по всем приметам:
Высокое чело и проседь у виска.

Пытливый, гибкий ум. Восторженное сердце.
Горящие глаза. Красивый чуткий нос.
Редчайшее в наш час сакральное соседство:
Игривости строки со злостью не всерьёз.

Отпущенный талант - на бабочек и феек.
На тех, что в животе, и тех, что у ручья.
Вот так и вышел весь, до капли. Я шизею.
Итог игры: 0:0. Фатальная ничья.

(Олег Озарянин, г. Житомир, Украина)

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!