Перед закрытой дверью

Губы горчат сухие, горе меняет вкус.

Химиотерапия. Мама. Последний курс.

 

Смерть набивает цену, смотрит поверх голов,

около онкоцентра – золото куполов.

 

Шесть бесконечных серий гасят животный страх,

Молимся перед дверью в мертвых очередях.

 

Кажется, все…сегодня. Очи отводит ночь.

Воли искать Господней по миру выйдем прочь.

 

Но перед тем как будет вымучен приговор,

пережидаем судей смех и веселый спор.

 

Кто-то приехал с дачи, кто-то идет на джаз.

Мы ничего не значим здесь уже пятый час.

 

Нежить в халате белом – имени нет, оно

В личном аду сгорело вместе со мной давно.

 

Норов мой бесполезен, нас пригласят туда!

Я превращаюсь в плесень, видимо, навсегда.

 

Выжду, заткнусь, утрою меру своей вины.

Губы со вкусом крови вытравленной весны.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!