Мизантропический экспромт

Спроси меня, мой старый друг,

как мне живется в новом свете?

Здесь солнечный рисуют круг

инакомыслящие дети,

а инородство тут в чести

и служит мерой благородства,

и, кстати, сложно не найти

совковый инструмент по росту.

Но политический подтекст

мне, как и прежде, фиолетов,

мой подсознательный протест –

невразумительного цвета.

Я приживусь в любой среде,

пока она не лезет в душу.

Здесь улыбаются везде,

дороги – шире,  реки – уже.

Но если не ходить в народ,

я не любитель, ты же помнишь,

то, в целом, – тот же огород,

а я в нем – перезрелый овощ.

Да, за плетнем их жизнь – ключом:

взасос братаются меньшинства,

до пены спорит ни о чем,

неубедительно ершиста,

феминистическая фря

с консервативным ренегатом.

Все то же, честно говоря,

дурь на сюжеты не богата.

А люди тут и люди там

всегда по-своему несносны.

Здесь сладко дышится цветам,

и спится облакам на соснах.

Чудит непуганая дичь,

и точно так же в жизни этой

всегда найдется тот кирпич,

что не добил в тебе поэта.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!