Дар Довида Кнута (из цикла венков сонетов, посвящённых поэтам Серебряного века)

Дата: 27-11-2016 | 20:24:40

1

 

Давно ли Бессарабия была?                                

Земля, где много солнца, винограда,                 

Где Пушкин Александр вершил дела, –           

«Цыганы», «Узник» и «Гаврилиада»                 

 

Тут небо ярко, незнакома мгла,                         

Прозрачен воздух – для души отрада,               

Июльский зной, вечерняя прохлада,                   

И юность, что меж книжек пролегла.                 


«Мир ночной, что счастье мне пророчил,
Древней мукой сердце теребя;
Помню всё, что бессарабской ночью
Предвещало Бога и тебя». *


Однако, чудо оказалось адом,                     

А тут Париж вдруг предстаёт фасадом. 

________________________________

* «Счастье» 1928

 

2

 

А тут Париж вдруг предстаёт фасадом,   

Но возвратимся в бессарабский «рай».     

Погром! Не где-то, а буквально рядом,     

Всё гибнет под напором вражьих стай.     

 

Бесчеловечье виду крови радо:                   

– Жильё жидов пали, круши, ломай,           

Насилуй, издевайся, убивай,                         

За это ждёт Всевышнего награда! *               

 

«Не может быть. Я утверждаю: нет.
Я буду жить, тугой, упрямолобый,
И в страшный час, в опустошенном сне,
Я оттолкну руками крышку гроба». **

 

Куда тебя судьбина занесла?                       

Решай! Свобода? Счастье? Кабала?           

__________________________________

* Во время погрома 1905 года в Кишинёве

погибло 8 из 12 братьев и сестёр Довида

** «Я не умру. И разве может быть …»  

 

3

 

Решай! Свобода? Счастье? Кабала?         

А с башни Эйфеля – какое море крыш!               

Ах, если бы имел ты два крыла,                 

Всечасно был бы под тобой Париж.             

 

Но жизнь в квартал Латинский привела,   

Здесь позабудешь даже слово – «тишь»,     

Подавленный величием, молчишь,               

И впечатленьям, право, нет числа.                                 

 

«Я вышел. Вкруг меня, как по приказу,

Восстала жизнь, оформилось ничто.

Гудя, ревя, мыча – рванули сразу

Стада людей, трамваев и авто». *

 

Скопление людей назвал он стадом,         

Дела, заботы – не окинуть взглядом.         

__________________________________

* «Я вышел. Вкруг меня, как по приказу …»

 

4

Дела, заботы – не окинуть взглядом,           

Но – не беда, тебе лишь двадцать лет,       

Тщеславие. Его не числишь ядом,               

Работа – ночью, днями ты – студент.         

 

Ещё бывает – выступишь с докладом,         

Давно в душе твоей созрел поэт,                   

А удержу подобной страсти нет,                   

Доказано весьма большим отрядом.             

 

«Помню небо в сумасшедших звёздах,
Помню ночи в первобытных снах,
Помню смуглый сладкий южный воздух,
У калитки – липу на часах». *

Та память о былом, увы, ушла                     

От прошлых лет осталась лишь зола,         

___________________________

* «Счастье» 1928

 

5

 

От прошлых лет осталась лишь зола,         

Но новых дней заполыхало пламя,               

Нередко на сожжённое дотла                         

Зовёт внезапно выпавшее знамя.                                           

 

Его звезду поэзия зажгла,                               

Она горит и светит между нами,                     

Сияя новым цветом временами,                     

К Парнасу стихотворца вознесла.                   

 

«Мне думается: позови нас Боже
За семь небес, в простор блаженный свой,
Мы даже там – прости – вздохнём, быть может,
По той тщете, что мы зовём землёй». *

 

Земля – твоя планета, близко, рядом,             

Вокруг тебя видения парадом,                     

___________________________________

* «Я не умру. И разве может быть …»

 

6

 

Вокруг тебя видения парадом,                     

И обозначен новый русский круг                 

Своим в литературу мощным вкладом,       

Как много новых здесь друзей, подруг.       

 

Пройдут года и обратятся кладом                 

Их имена. Цветёт прекрасный луг,                 

Он долго рос, не сразу и не вдруг,                   

Был много раз под бурей и под градом.           

 

«Мир призраков, свободный и безбрежный,

Вдруг воплотился, ожил и живёт,

И, повинуясь воле центробежной,

Встаёт и крепнет, ширится, растёт». *

 

Всё было – наступленье, ретирада,             

Их гнать подальше всякий раз не надо,       

_____________________________________

* «Я вышел. Вкруг меня, как по приказу …»

 

7

 

Их гнать подальше всякий раз не надо,       

Бывает, не всегда приходит масть,                 

Но справится игрок с любым раскладом,     

Сумеет победить и не упасть.                         

 

Возник сонет, искусная баллада,                     

В них ощущаешь авторскую страсть,               

Такую не убить и не украсть,                             

Ей нипочём и критиков бравада.                       

 

«Я занимался бренными делами

И бился в дрожи суетных минут,

Когда меня овеяло крылами

И трижды протрубило: «Довид Кнут». *

 

Знать, автора звезда в пути вела,                   

Дерзай, скачи, не покидай седла.                 

___________________________________

* «Я занимался бренными делами …»

 

8

 

Дерзай, скачи, не покидай седла.                 

Пусть конь твой не Пегас, не в этом дело,   

Тебя не зря Поэзия нашла,                              

Будь предан ей своей душой и телом.           

 

Над Нотр-Дам звучат колокола                     

Торжественно, бравурно, ярко, смело,           

С робинии уже листва слетела *                         

И изморозь в аллеях пролегла.                         

 

«То был восторг. Без мысли и начала.

Я в первый раз был счастлив и – один.

А там, внизу, вода едва качала

Меня и мост и счастье без причин». **

 

Довид парижским обликом влеком,               

Активен и с поэтами знаком,                         

______________________________

* Робиния – самое старое дерево Парижа,

растёт в Латинском квартале

** «Музыка»

 

9

 

Активен и с поэтами знаком,                         

Сам Ходасевич потрясён успехом,                 

«Моих тысячелетий» снежный ком *             

Растёт и снова поражает эхом.                         

 

И приглашает Мережковский в дом,             

И принят всем литературным цехом,             

И увлекает ироничным смехом,                       

И не мешает химика диплом.                           

 

«Два глаза – два окна, распахнутые настежь

В края невероятной полноты,

Две двери в очистительное счастье,

В очарованье райской наготы». **

 

Поэт готов объять собой полмира,                 

К нему довольно благосклонна лира,             

_______________________________________

* «Моих тысячелетий» – первый сборник

стихов поэта, изданный в Париже.

** «Два глаза – два окна в победоносный

воздух …»

 

10

 

К нему довольно благосклонна лира,             

Вниманьем женским он не обойдён,               

Неудержно боготворят кумира,                       

И, кажется порой, со всех сторон.                   

 

Но есть одна, ей имя – Ара, Ира, *                 

Вниманьем Ариадны взят в полон, **             

Ей цикл стихотворений посвящён,                   

Хозяйке поэтического пира.                              

 

«Эта грусть всем любящим знакома.

Эта боль – во всех живых сердцах.

Ты моя – и не покинет дома

Счастие, похожее на страх». ***

 

И он творит, похожий на факира,                   

Надёжен, не приемлет конвоира,                     

___________________________________

* Ара, Ира – уменьшительные имена от Ариадна

** Ариадна Скрябина, литератор, дочь композитора

А.Н. Скрябина

*** «Счастье»

 

11

 

Надёжен, не приемлет конвоира,                   

Поборник всех и всяческих свобод,               

Работает, и светится квартира,                       

Стихами. Их прекрасен хоровод.                   

 

Идей полно, их тратит, как транжира,           

Но столь неистребим круговорот,                 

Что снова продолжается полёт,                       

Порою даже без ориентира.                             

 

«И очищаясь от дел и желаний,

Вновь ухожу – на большие труды –

В холод и великолепье молчанья –

Биться над глыбой словесной руды». *

                           

Трудись, поэт, и беды – нипочём,

Усталость, прочь! Всё снова бьёт ключом!   

________________________________

*«Чаять нечаянных прикосновений …»

 

12   

 

Усталость, прочь! Всё снова бьёт ключом!         

Запомнился особый долг поэта –                     

Он призван быть целителем, врачом               

Всемирных язв, недомоганий света.               

 

Нет, не смирился перед палачом,                     

Восстанием его душа согрета, *                         

Большой ценой уплачено за это, **                 

Но он был прав, не виноват ни в чём.               

 

«Журчит песок. И по волне тепла

Плыву, плыву – в холодные покои,

Я переплыл моря добра и зла,

Держа весло упорною рукою». ***

 

Он гуманизма смелый комиссар,                     

Таким не зря даётся Божий дар,                       

_____________________________

*Довид Кнут – один из организаторов

боевой ячейки сопротивления в Тулузе

** Ариадна погибла, участвуя в боевой

организации

*** «Тишина»

 

13

 

Таким не зря даётся Божий дар,                       

Понять людей, их сущность и задачи,               

Зажечь всё поглощающий пожар,                       

И сам так жил, и не умел иначе.                     

 

Он не вкушал амброзию, нектар,                   

Гораздо больше было горя, плача,                 

Был духом твёрд и этим был богаче,             

Переносил и радость, и удар.                             

 

«Так знай: ничто поэту не помеха,

Не всё ведёт к желанным берегам.

Вот Мой завет: не бегай слёз и смеха,

Смотреть в глаза любимым и врагам». *

                         

Сговорчивость – неходовой товар …               

А сердце сохраняет прежний жар.                     

_____________________________

«Мне голос был: «остановись и

внемли …»

 

14

 

А сердце сохраняет прежний жар,                     

Способствует тому Земля Святая *                   

Над пашней в киббуце восходит пар,                 

И вновь работа, устали не зная.                           

 

Язык иврит неимоверно стар,                              

Но речь пророков вечно молодая,                       

Он чувствует, торжественно внимая,                 

Как Новый год приветствует шофар. *                               

 

«… Протяжный звон песка

И горький зной земли обетованной …

Да будет вам стопа моя легка,

О, кости гулкие прошедших караванов». *

 

Здесь пыль веков, и тут полёт орла …               

Давно ли Бессарабия была?                                 

__________________________________

* С 1949 года Довид Кнут жил а Израиле

** Шофар (иврит) – бараний рог, в который

трубят накануне Нового года

*** «Протяжный звон песка …»

 

                                                                                                                              Магистрал (акростих)

 

Давно ли Бессарабия была?                   

А тут Париж вдруг предстаёт фасадом.   

Решай! Свобода? Счастье? Кабала?         

Дела, заботы – не окинуть взглядом.           

 

От прошлых лет осталась лишь зола,         

Вокруг тебя видения парадом,                     

Их гнать подальше всякий раз не надо,       

Дерзай, скачи, не покидай седла.                 

 

Активен и с поэтами знаком,                         

К нему довольно благосклонна лира,             

Надёжен, не приемлет конвоира,                   

Усталость, прочь! Всё снова бьёт ключом!         

                             

Таким не зря даётся Божий дар,                       

А сердце сохраняет прежний жар.                     

 

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!