Особняки

Дата: 12-06-2016 | 11:09:34

Хожу, старину собираю по крохам -
вот дом Косякова, в 19 веке отгрохан
на улице Пушкинской, бывшей Бульварной,
мрачноватый, конечно,
и немного вульгарный,
стоит, как утёс, рассекая эпохи,
дела у хозяина, видно, были неплохи -
прокурор, действительный статский советник,
и умер удачно, ещё до Советов.
Минуя Аркасовский сквер
и дом представителя правящих сфер,
особняк Попандопуло,
героя Крымской войны,
его амфоры-вазы едва видны
сквозь пух тополя,
выйду к дому архитектора Де Ла Валетта,
скромный модерн с эклектикой амбивалентной,
вся прелесть лишь в окнах, в ракурсе взглядов,
стоит сам по себе, один из плеяды.
А вот дом Бредихина, у Спасского холма,
закат горит вдали, как хохлома,
балкон чудесный с видом на Тараса,
нет, не балкон, а всё-таки терраса,
здесь пили чай, читали Гончарова,
был кто-то кем-то так же очарован,
как я теперь дворянским этим домом
виноторговца, брата астронома -
он рядом жил, на месте гастронома,
но дом его, увы, не сохранился -
весьма известен, в Пулково трудился!
Ну а теперь, в порядке хэппи-энда,
дом на Никольской с вывеской "Аренда",
к вопросам вечным кто мы и откуда -
здесь жил Юрицын, командор яхт-клуба,
эсер, издатель, выпускник Сорбонны,
"Южанина" печатал на Соборной
и даже комиссарил целый месяц,
но красные пришли, сожгли поместье,
и он бежал с Деникиным в Тавриду,
такая вот гражданская коррида -
был членом Общества спасения на водах,
а надо бы, как видно, на земле,
где память отшибает у народа
и недостатка нет ни в прахе, ни в золе!
Здесь жизни исчезают, как минуты,
и вечно бредят рыбкой золотой,
и дом стоит от смуты и до смуты,
зияя инфернальной пустотой!

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!