Шторы

Дата: 04-04-2016 | 10:38:05

Я написал это стихотворение в субботу – прямо в компьютере (обычно начинаю всегда на бумаге), набело, без черновиков и последующих правок – после того, как узнал историю одного из своих льежских соседей-бельгийцев. История, в сущности, бесхитростная, но эти шторы всё время стояли у меня перед глазами – пришлось отложить все срочные дела и «взяться за мышку». Стихотворение получилось на редкость для меня длинным – пять 12-строчных строф! На длинные стихи у меня обычно не хватает – нет, не долгого дыхания, как сказал бы критик, а времени. Но удивительнее всего то, что я за какой-то час-другой, совершенно не напрягаясь, просто набил этот текст, как будто кем-то продиктованный. Чудны дела твои, Господи…

 

 

Шторы

 

В огромном доме масса безделушек,

ненужных книг и ветхого хламья.

Шкафы забиты грудами игрушек

и сувениров. Из небытия

вдруг проступает на поблёкшем фото

смеющееся женское лицо

и тут же исчезает. Отчего-то

хозяин дома трогает кольцо

на левом пальце, а потом таблетку

нашаривает быстро, под язык

её кладёт и, сев на табуретку,

вздыхает (ибо плакать не привык).

 

Она была невинным ангелочком,

давным-давно в раскрытое окно

впорхнувшим и свернувшимся клубочком

оставшимся, пока веретено

усердных Мойр их судьбы не смотало

в один клубок. А далее был рай

земной – без тени слёз или скандалов,

преобразивший их промозглый край

в обитель солнца, в южный жгучий город –

Ташкент! По предписаниям врачей

она купила бархатные шторы,

чтоб не сгореть от солнечных лучей.

 

Хозяин дома долго смотрит в угол,

как будто там, в привычной полумгле,

резвится чёрт. Дождливая округа

стучится в окна. Капли на стекле,

остекленев, скрываются из виду,

ныряют в глубь глухого городка,

в пространства, неподвластные Евклиду.

Нет, то не чёрт – обычная тоска

берёт за горло, заставляя молча

вставать, идти на кухню и во тьме,

тоске зелёной голову мороча,

глотать бурбон и думать о зиме.

 

Она сгорела вовсе не от солнца –

от рака. Заслонили облака

свет божий так, что к тёмному оконцу

боялись подойти два ангелка –

их дети, сын и дочь. Да, время лечит,

и через год, а может через два,

он встретил женщину, и эта встреча

вернула его к жизни, но едва

сыграли свадьбу, начались раздоры.

Шли годы, и в какой-то буйный год

она сменила бархатные шторы

на лёгкий тюль. Он подал на развод.

 

Порывом ветра ночь напоминает

о том, что это Льеж, а не Ташкент –

холодный дольний мир, юдоль земная.

Найдя под ванной старый детергент,

оставшийся от предыдущей жизни,

хозяин дома моет изнутри

оконное стекло – то пены брызнет,

то отойдёт и глянет от двери.

Пять-шесть минут – и где ты, боль в грудине?

Тоска ушла из дома навсегда –

оправданные шторы на гардине

опять висят, как в прежние года.

 

 

2 апреля 2016 г.

Льеж, Бельгия

 

 

 

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!