Великий мрак даоса не страшит...

Дата: 02-04-2016 | 00:09:30

Великий мрак даоса не страшит,
когда любовь он сохраняет в сердце
к тем, кто берег его слепым младенцем,
кто ныне там, где царствует аид.
 
Готов он сам душой сойти туда,
где предки маются от совести неправой,
коль души их исполнены отравой,
грехов и зла, добытых без труда.
 
Лишь добродетель – тяжкое ярмо,
Любви разящее и яростное жало…
Неужто попечений в мире мало,
что он заботится о тех, кто сгнил давно?
 
Какой-то ад... И кем придуман он?
Пугалка жуткая для подлецов и хамов?
Поток сознания в мельканье инстаграма?
Но, может быть, всё в мире – лохотрон?
 
А ночью душной давит на кадык
столь вязкий страх неотвратимой смерти! –
что оголтелый гомон веют черти,
вливая в тело вой и стон, и рык!
 
Великий мрак даоса убежит,
коль он искупит согрешенья предков…
…Надеждой, верой и любовью крепкой
спокон веков путь к Истине лежит…
 
29.03.2016.
 
Комментарий:
 
«…Искупительные церемонии, описанные в «Цзю чжэнь мин кэ», предполагают, что даос отправляется в странствие, но странствие это — особого рода. В ходе такого путешествия мысленный путь даоса лежал не вверх, не в райские чертоги небесного рая, что было обычным при выполнении психотехнических ритуальных упражнений, а вниз, в подземные области мироздания, где находилось царство мертвых. Вот почему ранние даосские искупительные ритуалы можно обозначить как «путешествие в мир умерших» (ю гуй 遊鬼) или как «нисхождение в мир смерти» (ся инь 下陰). На оправданность такой характеристики указывает сам текст анализируемого нами кодекса. Например, первая статья третьей главы «Цзю чжэнь мин кэ» отмечает, что даос, исполняя ритуал искупления «вины» своих предков, прежде всего должен был спуститься в подземное царство теней или, как его называли даосы, в канцелярию Великого мрака (Тай инь 太 陰). Именно там — в мрачных и влажных подземельях, где томятся души умерших, — ему следовало обратиться к правителям царства смерти с покаянием в совершенных преступлениях и с просьбой простить его умерших предков, при жизни совершивших дурные дела. Канцелярия Великого мрака включала Девять подземных управ (цзю инь 九陰), каждую из которых возглавлял свой владыка. Совершив «странствие» в царство теней, даос должен был именно там повиниться в преступлениях, обратившись к повелителям этого судного места — Девяти владыкам [канцелярии] Великого мрака (Тай инь цзю цзюнь 太陰九君). Категориальный аппарат, отражающий представления об инфернальном мире С концептом «искупления вины» очень тесно коррелирует специфический категориальный аппарат, связанный с представлениями о мире мертвых. Анализ соответствующих фрагментов из «Цзю чжэнь мин кэ» и других синхронных даосских сочинений позволяет утверждать, что в китайской культуре раннего средневековья широко бытовали представления, согласно которым одно из мест, где может оказаться душа человека после смерти, — это область у Истоков рек (хэ юань 河源), находящаяся глубоко под землей. В даосских источниках середины периода Шести династий это место нередко конкретизируется как истоки Девяти рек (цзю хэ чжи юань 九 河之源), хотя иногда количество рек сокращается до семи и тогда подземное узилище именуется областью у истока Семи рек. Область у Истока рек — это судное место темного и влажного подземного мира. Здесь искупают вину за собственные преступления, совершенные в земной жизни, либо за преступления, совершенные здравствующими родственниками. Хотя в ранних даосских сочинениях эта мрачная область обычно зовется Истоками рек (хэ юань 河源), однако в анализируемом нами кодексе наряду с этим выражением [SLJ, 58b: 8; 59b: 8] встречаются и иные ее обозначения: — Девять дворцов Великого мрака (Тай-инь цзю гун 太陰九宮) или, в сокращенном варианте, Девять подземных [управ] (цзю инь 九陰) — самое частотное для «Цзю чжэнь мин кэ» обозначение подземного узилища, встречается в тексте кодекса 13 раз [SLJ, 54a: 7 и далее]; — Подземный дворец (ю гун 幽宮) [SLJ, 58b: 10; 61b: 6]; — Девять рек (цзю хэ 九河) [SLJ, 57а: 9; 59b: 6; 61b: 10]; — Девять истоков (цзю юань 九源) [SLJ, 58b: 8; 59b: 8]; — Девять источников (цзю цюань 九泉) [SLJ, 58b: 8]; — Истоки [рек], не имеющие предела (у цзи чжи юань 無極之源) [SLJ, 49а: 4]; — Реки долгой ночи (цзи е чжи хэ 積夜之河) [SLJ, 50а: 9]; — Девять подземелий (цзю ю 九幽); — Управа душ умерших (гуй фу 鬼府). Перечисленные выражения характерны не только для кодекса «Цзю чжэнь мин кэ», они регулярно встречаются и в других даосских сочинений до эпохи Тан (см., например: [YPJD, 9b: 1; DDZJ, 2: 14b: 3; 2: 15b: 5]). Причем контекст использования этих выражений не оставляет сомнений, что они всегда обозначают один и тот же объект описания — царство мертвых, мир теней, мрачную подземную область Иного мира, где отбывают наказания, выполняя тяжелые каторжные работы, души умерших. Иначе говоря, данный категориальный аппарат отражает не особенности какой-то локальной даосской традиции, а имеет общедаосское значение….»
 
(Из статьи С.В. Филонова, КОНЦЕПТ «ИСКУПЛЕНИЕ ВИНЫ» И ЕГО КАТЕГОРИАЛЬНЫЙ ТЕЗАУРУС В РАННИХ ДАОССКИХ РЕЛИГИОЗНЫХ СОЧИНЕНИЯХ)

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!