Дитя Афродиты

Дата: 02-03-2016 | 22:29:13

Он стоял на скале,
похожий на громадную статую,
парящую над Рио да Жанейро –
гордость этого города, –
только гораздо меньше
толще и в цвету.

Из облака к нему
протягивала гибкие руки
муза или его жена,
что было одно и то же.

В голубизне небес
парил беломраморный орёл;
по откосам скал
ютились соты
бедняцких греческих хижин.
Кричал осёл,
но его вдруг не стало слышно,
поскольку певец запел.

Дрожанье флейты,
утренний возглас ветерка
и блеяние дикой козы –
всё слилось и задышало
В его прекрасном,
бесконечно высоком,
беспамятно-древнем голосе.

Демис Руссос пел о любви,
рождённой когда-то из пен;
о радости творчества,
которою радуются
все более или менее значительные
греческие композиторы и певцы,
как то Гомер, Илья Пападопулос,
Мария Каллас и
Микис Теодоракис.

Когда-то в конце восьмидесятых,
в Москве, в Лужниках,
мы со студенткой из моей группы
сидели на его концерте.
Это был совсем другой Руссос –
уже постаревший, лысоватый,
с хвостиком волос на затылке.

Любимое дитя Афродиты,
он пел о рождённой из пены любви,
о высокой радости жить,
о полёте орла,
о шуме моря,
о небольшом сувенире,
подаренном любимой.

Прохаживаясь по сцене
в свободной одежде,
весь переливаясь
золотом и белизной,
он не мог брать высокие ноты
как на знаменитых чёрных
дорогих дисках, –
и поэтому хотелось ему подпеть.

Хотелось
протянуть руку –
и вместе с ним
галантно тащить из волн
за обе влажные кисти
любострастную Афродиту.

Где теперь слушают
его высокий голос,
похожий на утренний бриз?

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!