Злоключения Владимира Нарбута (из цикла венков сонетов, посвященных поэтам серебряного века)

Дата: 15-02-2016 | 09:55:48

1

 В Черниговской губернии рождён,                                

 Не украинец, вроде не литовец,                                      

 Но русским языком исходит стон,                                    

 Впитавший дух берёзок и шелковиц.                                

 

Тут по утрам синичий перезвон,

Там «журавлём» красуется колодец,

Петух со шпорой, словно полководец,

Окидывает взглядом небосклон.

 

 «Опять весна, и ветер свежий

 Качает месяц в тополях...

 Стопой веков – стопой медвежьей –

 Протоптанный, оттаял шлях». *

 

 Подобное отнюдь не скроешь в скрыне, **              

 Лавиной чувств обязан Украине,                              

 _____________________________________

 * Владимир Нарбут «Кобзарь», 1921

 ** Скриня (укр.) – сундук, ящик, ларь

 

2


Лавиной чувств обязан Украине,                              

Она в его поэзию вошла,                                            

Ей верен, словно греческой богине, –                                                      

Подчинены и мысли, и дела.                                      

 

О детстве помнил в самом разном чине,                    

Пейзаж надёжно память берегла –

Кувшинки лист, ревущего вола,

И жито в прилегающей долине.

 

«Хлеба склонились в полудреме,

Чернеют густо и молчат.

И свет луны сильней в изломе.

А ветры туч овчины мчат». *

 

В Россию, в Украину был влюблён,                          

Анкета вопрошает: «Кто же он?»                              

________________________________

* «Туман укутал влажным пледом …» 1909

 

3

 

Анкета вопрошает: «Кто же он?»                                

Ответить трудно, Нарбут – многоликий,                    

Октябрьской революцией взращён,                              

Но жертвой пал всесильного владыки.                        

 

Он – признанный партийный граммофон,                    

На нём – восстаний, революций блики,                        

Тут и поэт, и демагог великий,                                        

Романтикою грозной упоён.                                            

 

«Щедроты сердца не разменяны,

 И хлеб – все те же пять хлебов,

 Россия Разина и Ленина,

 Россия огненных столбов!» *

 

И кажется – сомнений нет в помине,                          

Других вопросов множество доныне.                        

_________________________

* «Россия» 1918

 

4

 

Других вопросов множество доныне.                          

Вот глуховской гимназии школяр                                

Читает об Илье и о Добрыне,                                        

Не с тех ли пор в его душе пожар?                                

 

Вот Робеспьер, погибший в гильотине,                        

Познавший революции удар.                                          

Что это? Романтический кошмар                                    

Иль просто наказание гордыне?                                      

 

«Одряхший мир – в параличе, и участили

События набухший кровью пульс его.

А в недрах зреет – зреет мести торжество

И гибелью грозит последней из Бастилии». *

 

Свободою и братством увлечён …                                  

Известно, жизнь брала его в полон,                                  

_________________________

* «Бастилия» 1921

 

5                                                

 

Известно, жизнь брала его в полон,                                                     

В тиски взяла столичная богема,                                        

Студент, но с честью вхож в любой салон,                      

Не чувствуя провинции ярема.                                            

 

Здесь рядом классик, возле – эпигон,                                

Вскипает бурно творческая тема,                                        

«То be or not to be» – извечная дилемма, *

Дискуссии слова летят вдогон.

                                                 

«Это – выжимки бессонниц,
Это – свеч кривых нагар,
Это – сотен белых звонниц
Первый утренний удар…» **

Нет помыслов о горестной године,                                

Мытарств, мучений столько в той пучине,                    

______________________________

* «То be or not to be» (англ.) – «Быть или

не быть», начало знаменитого монолога Гамлета

из трагедии Уильяма Шекспира

** Анна Ахматова «Про стихи» 1940 (стихотворение посвящено Владимиру Нарбуту и касается периода их петербургского знакомства)

 

6

 

Мытарств, мучений столько в той пучине,                          

Не много ль на субъекта одного?                                          

Вот сборник «Аллилуйя», он в корзине                                

Для выброса. Есть пасквиль на него.                                      

 

И как не оказаться в жёстком сплине,                                    

Когда вокруг – тупое торжество,                                            

И бойких критиканов – большинство,                                    

Приходится спасаться в Абиссинье. *                                      

 

«Брешут псы на хуторе у пана,

Осовелые овчарки – там,

И паныч-студент, патлач румяный.

Шастает с Евдохой по кустам». **

 

Угроз немало в площадной лавине                                          

И мрачных красок в роковой картине,                                    

_____________________________________

* Чтобы избежать уголовного наказания, поэт был вынужден уехать в Африку (Абиссинию и Сомали)

** «Шахтёр» 1912 (из сборника «Аллилуйя»)

 

7

 

И мрачных красок в роковой картине,                            

Начать с того, что с детства не везёт –                            

Хромает, бьётся, словно в паутине                                    

Сплошных несчастий, сумрачных невзгод.                      

 

Характер, неподверженный кручине,                                

Хотя увечий, ран – невпроворот,                                        

Который год он без руки живёт,                                          

Такому место – в саге иль былине.                                      

 

«Жизнь моя, как летопись, загублена,

Киноварь не вьется по письму.

Я и сам не знаю, почему

Мне рука вторая не отрублена...» *

 

Сим фактом не на шутку удивлён,                                        

Разящее копьё – со всех сторон.                                            

____________________________                                  

* «Совесть» 1919

 

8

 

Разящее копьё – со всех сторон,                                            

Хотя он снова бродит по столице,                                          

Указом николаевским прощён, *                                            

И снова видит дорогие лица.                                                    


Как будто снова пройден Рубикон,                                          

Тут Блок живьём, всё наяву, не снится,                                  

Здесь Гумилёв и Гиппиус-царица,                                            

Течений новых рупор и амвон.                                                

 

«И пришла чернявая, безусая

(Рукоять и губы набекрень)

Муза с совестью (иль совесть с музою?)

Успокаивать мою мигрень». **

 

Но не всесильны муза и льстецы,                                            

На нём – эпохи старые рубцы,                                                

_____________________________

* В. Нарбут избежал наказания по амнистии,

объявленной в связи с 300-летием династии Романовых

** «Совесть» 1919

 

9

 

На нём – эпохи старые рубцы,,                                      

Но он – боец, и плакать не пристало,                            

Вскрываются поэзии ларцы,                                          

И критики написано немало.                                            

 

И возникают новые столбцы,                                          

Как праздник, словно маски карнавала,                        

И не понять, – где свежее начало,                                  

Где налицо лишь старые концы.                                      

 

«Отфыркиваясь по-телячьи

Слепой пузырчатой ноздрёй,

Сопит, одышкою горячий,

Чванливый хлебный домострой» *.

 

… Но вдруг – фантом вселенского бурана.                        

 А это – вновь полученная рана,                                            

_______________________________

* «Хлеб» 1915

 

10

 

А это – вновь полученная рана,                                          

Уже не Петербург, а Петроград,                                        

Где проклинают прусского тирана,                                    

И лавки «иностранные» громят.                                          

 

И злоба хлещет, как вода из крана,                                      

Гигантский образуя водопад.                                              

И маршевые роты вновь спешат,                                          

На фронте сгинуть поздно или рано.                                  

 

«Взрывайся, пороха крупа!
Свисти, разящий полумесяц!
Россия – дочь! Жена! Ступай
И мертвому скажи: «Воскресе». *

 

Порушены войной мечты и планы,                                    

Растут невзгоды бурно, неустанно,                                  

________________________________

* «России синяя роса» 1919

 

11

 

Растут невзгоды бурно, неустанно,                                  

Но истребляет стойкий большевик                                    

Рукой суровой вражеские кланы,                                        

Он с детства к компромиссам не привык.                        

 

Сражается поэт на совесть, рьяно,                                      

Однако наступает жуткий миг –                                        

Белогвардейский плен и смерти лик                                  

Глядят в глаза жестоко, постоянно.                                    

 

«Апрель, и – табаком и потом

Колеблется людская прель.

И по стволам, по пулемётам

Лоснится, щурится апрель». *

 

Здесь расставляет смерть свои венцы,

Большой террор и подлость – близнецы.                          

_________________________________

* «Рассвет» 1920

 

12

 

Большой террор и подлость – близнецы.                            

Пред ликом смерти подписал бумагу,                                

Что сочинили бойкие писцы,                                                

Мол, отрекаюсь! К Ленину ни шагу.                                      

 

Про это вспомнят ушлые ловцы,                                          

Привыкшие служить любому флагу,                                      

Тирану ль, чёрту, наконец, Гулагу,                                        

По этой части дельные спецы.                                              

 

«И день грядет и – молний трепетных

Распластанные веера

На труп укажут за совдепами

На околевшее Вчера». *

                                 

Зарока нет: тюрьма, острог, сума …                                                  

У многих пункт конечный – Колыма,                                

____________________________

* «Россия» 1918

 

13

 

У многих пункт конечный – Колыма,                                

Но он пока ничуть не обозначен.                                        

Сейчас пред ним – одесские дома.                                      

Большой Фонтан, шикарнейшие дачи.                                

 

И лица, что близки ему весьма                                              

Багрицкий и Олеша – как иначе?                                          

И окна РОСТА – тяжкий труд, батрачий                              

В любой сезон, что лето, что зима .                                        

 

«От птичьего шеврона до лампаса

Казачьего – все погрузилось в дым.

– О город Ришелье и Де-Рибаса,

Забудь себя! Умри и - встань другим!» *

                                 

Прекрасна жизнь, коль нет на нём клейма …                      

Трагичный факт, вновь – «горе от ума».                              

________________________________

* «Годовщина взятия Одессы» 1921

 

14

 

Трагичный факт, вновь – "горе ума"                                                              

Да, от ума, а, может, – от таланта,                                          

Твердит про то история сама:                                                  

«Распять его!» – вот кредо пасквилянта,                                

 

И ждут его другие «терема»                                                    

И звание врага и арестанта,                                                        

Изменника, шпиона,диверсанта                                                                      И вшивых нар затёртая кошма.

 

Он вечной мерзлотою поглощён …                                            

В Черниговской губернии рождён,                                              

 

Магистрал (акростих)

 

В Черниговской губернии рождён,                          

Лавиной чувств обязан Украине,                              

Анкета вопрошает: «Кто же он?»                            

Других вопросов множество доныне.                      

 

Известно, жизнь брала его в полон,                                            

Мытарств, мучений столько в той пучине,              

И мрачных красок в роковой картине,                        

Разящее копьё – со всех сторон.                                    

                                                         

На нём – эпохи старые рубцы,                                      

А это – вновь полученная рана,                                      

Растут невзгоды бурно, неустанно,                                

Большой террор и подлость – близнецы.                        

 

У многих пункт конечный – Колыма,                              

Трагичный факт, вновь – «горе от ума».                          

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!