ВОСТОК - ЗАПАД

Дата: 02-11-2002 | 18:35:28

Цикл стихов, написанных
В командировках
Глава 1.
ЗАПАХ ЖАСМИНА
(Пекин, 1998-2002)

***

Наконец месяц май! Улетаем в Китай.
Там пора чайных роз и жасмина.
Сладкий вяжущий запах плывет через край
Удивительных парков Пекина.

Умещаются тысячи черных голов,
Смуглых лиц и прищуренных взглядов
В переулках, на улицах, между домов,
Площадях без границ, автострадах.

Умещаются. В общем-то дружно живут.
Утром - дело святое - зарядка,
А потом на колеса, и спицы несут
На работу, согласно порядка.

И над всем этим гомоном и суетой,
За ночь силу свою набирая,
Разливается трепетно, вместе с жарой,
Запах розы, жасмина и мая...

1998

***

Мы с тобою "лаовай",
Иностранцы, значит.
И для нас, увы, Китай
Только обозначен.
Экзотическим штрихом,
Загнутыми крышами.
Дома мы потом стихом
Все это запишем.
А пока отеля бланк,
Запах водки местной,
И в окне сверкает банк,
И не наша песня.
Мелодична, как вода,
Ручеек бегучий…
Только все-таки всегда
Наши песни лучше.

2000

***

Вновь луна в моей постели,
И не лампа, и не грелка.
Ее место над горами,
Пирамидами домов.
Но ни сна, ни милосердья,
Только желтая сиделка,
Только путаница мыслей
В отдаленьи от стихов.
Вновь разлука ощутима
Словно шелк из Ляонина,
Расстоянье сжалось в вазу
На гостиничном столе.
Ровно бьется где-то рядом
Гулко-гулко пульс Пекина,
И шуршит его дыханье
На асфальте и земле...

***

У нас сегодня «синци тянь»,
По-русски – воскресенье.
Куда бы запылиться, Вань,
Во благо вдохновенью.
Все магазины – суета,
Все рестораны – в почках.
Где поднебесной высота,
Где откровенья строчки?
Приятель сдержано молчит,
Глядит на агитатора.
Недолго пауза висит:
Поедем к императору…
И хо юан *) над озером плывет:
Отец – дракон, и величав и статен,
Дракончиков он маленьких пасет,
Задумавшись, по серебристой глади.
Стоит жара, с утра не видно гор,
Лишь на ближайших пагоды, как свечи,
И слышен над водою разговор
На звучном, но неведомом наречьи.
Сороконожкой выгнул спину мост,
Коснуться тянет к мраморным перилам.
Я, как и все, всего лишь в парке гость,
Где время свято тайну сохранило:
Как, глядя на летящей крыши скат,
На камни у воды, на цвет акаций,
Определять, куда вести солдат
И вглядываться в будущее наций?
Как брать налоги, строить города,
Как выжить многим - многим миллионам,
А главное - остаться навсегда
Чуть выше солнца в круге небосклона?
В беседке тень и тянет ветерок,
Окутывая красные колонны.
Тут мысль чиста и отчеканен слог,
И места нет для лжи, определенно.
А ветви ив касаются воды,
Они как будто встали на колени.
И тают императора следы
На солнце, исчезая вслед за тенью…
*) И хо юан – летний дворец императора, дворец дракона


ПОЭТ

Одна из галерей у Храма Неба.
Толпа людей. Гранит грызет жара.
А он творит, а он уходит в небыль,
И, кажется, весь мир в себя вобрал.
Ведро воды и кисть на длинной ручке.
Мгновение - иероглиф под ногой.
Как он сосредоточен, как задумчив
Стихи свои нам пишущий водой.
О чем он там? - Я спрашиваю гида.
Сегодня будет солнце, - говорит.
А это что? - Чтоб не было обиды.
А это? - Чтоб был стоек как гранит.
В ногах цветут и опадают розы,
И птицы в небо белые зовут.
И надо жить, еще не поздно,
Пока по кисти капельки текут

2000

***

Мимозы давно отцвели,
а каштанов созвездья
в нагретой листве
незаметными стали с дороги.
Асфальт почернел,
он, как угли погасшие
после большого пожара.
У желтой страны
желты лица, бульвары и небо,
и желтой жары
по широким проспектам теченье.
Лишь только, гонимые
ветром горячим, драконы
парят в поднебесной
то алые, то золотые…

КРАСНЫЕ ВОРОТА

В жемчужном краю ослепительный свет.
Колечко сверкает, торгуется Ира.
Цена неизменна, а долларов нет.
Ну, ради чего отмахала полмира?

Волшебная сила у «Красных ворот»,
Не третий этаж, а души откровенье,
Здесь розовый жемчуг в витринах плывет,
Друг в друге свое находя отраженье.

Здесь золото только оправа, ничто,
Здесь таинство в черном зрачке перламутра,
Здесь можно забыть кошелек и пальто,
И дьяволу душу доверить как будто.

Китайская сказка жива наяву,
В ней радость и боль, и, конечно, везенье.
У «Красных ворот» я за час проживу
И завтра, и нынче, и смерть, и рожденье…

ПАЛОЧКИ

Опять, в который раз, фиаско.
Две палочки в руке напрасно
Сойтись пытаются в замок,
Чтоб ухватить с тарелки смог
Голодный я арахис белый.
Сводить концы мне надоело,
Ну вот, опять не повезло,
Но вилку не возьму, назло.
Пускай останусь я голодным,
Но все ж в желаниях свободным.
Ах, эти палочки! Кто знает
В чем истинная суть Китая...

***

Империя Цинь и империя Хань,
А мы с тобой русские, правда же, Вань.
Стоим на стене посредине Китая,
Великая стенка такая крутая.
Добраться до верха хватило бы силы,
Оттуда, наверное, видно Россию.

У ХРАМА НЕБА

Сегодня был у храма Неба.
Судьба, случайность, повезло.
Я здесь всего полгода не был,
С июня, когда пьют тепло
У галерей гранита плиты,
Водой поэты пишут стих,
И щедро ветру грудь открыта,
И виден блеск в глазах твоих.
Ну, а сейчас мороз и ясно.
Воскресный день, растаял смог,
Но мало продавцов горластых,
Киоски сбиты в уголок.
А в галереях также людно,
Играют в карты старики,
Звенит струна, совсем не нудно,
Порой срываются хлопки.
То аплодируют танцорам:
Он и она, легки их па.
Между колонн, квадратов створов
Скользит невидимой тропа.
Огромна площадь сзади храма.
Ну что дать в жертву сиа лу, *)
Чтоб выпал снег, хоть малый самый,
И был бы рис, и хлеб к столу.
Морозный воздух лижет спины
Печальных жертвенных быков,
Склонились мраморные льдины
Их опечаленных голов.
И снова парк. Газон как летом,
И древним туям хоть бы что.
Но все ж зима. Мороз и ветер
Настырно лезут под пальто.


*) сиа лу - чаша для жертвоприношений
(с китайского)


ВЕЧЕР В ПРОВИНЦИИ ТЯНЬ

Изранен листьями бамбука
До крови ветреный закат,
Три диких утки странным звуком
Разрезать тишину спешат…

Рябь на воде, бурун на небе,
На муле спутник, ночь близка.
Спешат. Покачивает стебель
Упрямо легкая рука.

Кирпич стены теплом колышет
Уставший воздух. Скоро сон,
Взойдет луна и вновь опишет
Дугою сонный небосклон.

***

Прибрежные ивы склонились к воде,
В изгибе пруда чья-то тень промелькнула.
Не цапли крыло, и не платье. Но где
Я видел ее? Это было во сне.
Там тень эта счастье, как птицу, спугнула.
Я, помню, пытался его догонять,
Но ива своими ветвями слепила,
Все было так быстро. Не смог я понять:
Каким оно было, каким оно было...

***

Догоняем солнышко
С самого Пекина.
Светит ярко солнышко
Цвета апельсина.
Проложило на крыле
Яркую дорожку.
Вот по этой стежке мне б
Погулять немножко.
Побродить по облакам,
Голубым и алым,
Только б ты, ну где-то там,
В облаке стояла...

Глава 2.
ПРОГУЛКА ПО СЕНЕ
( Париж, 2001)

Приходит лето. Ожил вирус странствий.
Хочу в Париж. Ну почему бы нет?
Европа в огоньках уютных станций,
Лувр, Тюильри, бургундского букет.

Шуршанье шин и гул аэродромов,
Вокзалов запах, гомон толчеи.
О, Господи! Так надоело дома
Проблемы перемалывать свои.

Чем выше солнце, тем сильней желанья,
Скрип чемоданов в памяти острей,
Ну, чем, скажите, первое свиданье
Отлично от брожения кровей,

От жажды перемен, от встреч, событий,
От буйства впечатлений, черт возьми?
Скорей в Париж, пусть будут нам открытьем
Стихи Бодлера в церкви Сен-Луи.

***

Распахиваем двери осторожно
Навстречу приглушенным голосам.
Здесь точно выход к Господу. О Боже! –
Великий и священный Нотр – Дам.
Летит звонкоголосо к сводам «Аве…»,
В витражных стеклах бьется синевой,
Здесь чести нет ни подвигам, ни славе,
Здесь только откровенье и покой.
Легко горят намоленные свечи,
Улыбка Божьей матери светла,
Органа звуки расправляют плечи
В два невесомых шелковых крыла.
Сейчас альты отдышутся немного,
Минута очищенья подошла,
И мы уже летим навстречу Богу,
Внизу оставив бренные тела….

ОТ МОНМАРТРА ДО СИТЕ
(наброски)

...Ни ног, ни каблуков ничуть не жалко.
Тут запахи из ряда «тет - а – тет».
Тут Квазимодо юную цыганку
У Нотр Дам встречает триста лет.
На площади Согласья что-то грустно,
Навязчиво прилипчива молва:
Глаза закроешь - катится капустой
Опять в корзину чья-то голова...
Там, видишь, Хэм вновь в Сене рыбу удит.
С гербом карета шмыгнула во двор.
Мгновенье, и прижмутся к стенам люди
И всадник пролетит во весь опор...
До площади Звезды пешком – во благо.
Позвольте вашу талию, мадам.
О, дай вам Бог живительную брагу
Вечернего гулянья по полям...
Уют вещественен. Он в древней ручке двери,
Он в деревянных окон жалюзи,
Он в стульях на асфальте. Он в портьере,
Забитой в угол. Заходи, спроси
Вина со льдом - тебе ответят сразу,
Скажи: «бонжур», ну что, мой друг, молчишь?
Великая империя соблазнов –
Непостижимый, ветреный Париж.

ПРОГУЛКА ПО СЕНЕ

Срезали апсиду Нотр-Дам
По углам каштанов старых листья,
Вспыхнула Железная Мадам
В сумерках над Сеной серебристой.

Мы плывем с тобою в никуда,
Нет ни времени для нас, ни расстоянья,
Освещает первая звезда
Самое счастливое свиданье.

Свод моста повис над головой,
От Консьержери пахнуло тайной,
Сен-Луи поднялся над водой
Судном красоты необычайной.

Ночь собой заполнила Париж –
Это явно свадьба тьмы и света.
Милая, ну что же ты молчишь?
А вопрос остался без ответа...

***

Чем дальше от меня, тем ближе
Благословенный шарм Парижа,
Его Железная мадам
И сумрак сводов Нотр-Дам.
Париж, Париж, в людском потоке
Твои живительные соки
Как мог, я по глотку хватал,
И сам себя не узнавал.
Здесь каждый уголок - эпоха,
Здесь между выдохом и вдохом
Блеск, нищета, паденье, взлет,
И музы сладостный полет.
Париж, я долго ждал свиданья,
Как встречи старых ждут друзей,
Легко рифмуются названья
Твоих мостов и площадей.
Тут всюду «Сен» и «Сент» - святое:
Сен-Поль, Сен-Мартен, Сен-Дени...
Шуршит платан над головою,
Прикрыв художников в тени.
Среди Монмартровской богемы
Мелькнул Сезанн, прошел Мане,
В кафе «Марли» сидим мы, немы,
Качая искорку в вине.
Париж повсюду, в клетке каждой,
Здесь интересен каждый дом,
Жаль только, что пришел однажды,
Не ясно - будет ли потом...

Глава 3.
ДОРОГА В КОЛИЗЕЙ
( Рим, 2002)


У ВХОДА В РИМСКИЙ ФОРУМ

Всё где-то здесь, внутри, среди камней:
и алые плащи центурионов,
и гул рабов, гонимых в Колизей,
и Августа победные знамена.

Всё где-то здесь. Весталок мрачный дом,
горячих бань томящее дыханье,
патриции за мраморным столом-
подгнившие опоры мирозданья.

Всё где-то здесь. Рыдание и смех,
тоска по землям, где пришлось родиться,
отчаянного воина успех
и фарисейством скомканные лица.

Всё где-то здесь. Веселие и страсть,
большой любви нечаянная замять,
и яблоку не землю не упасть,
не долететь, не потревожив память.

***

Среди Римских развалин
в коробках картонных
не бомжи ночевали –
потомки пронзенных
в битве, сброшенных в яму.
И их униженью, их вселенскому сраму
нет навеки спасенья,
нет навеки прощенья...
Гладиаторы все мы, и все на трибунах,
вновь орущие слепо: - Смерти, смерти!
О, mia fortuno...
Кипарисы вонзились в звенящее небо,
хвоя пиний хранит удивительный запах.
Кем бы, посланный Богом, сегодня ты не был,
неизвестно, кем станешь его повелением завтра...

***

Отель « Меркурий». Прямо в Колизей
Дорожная уносится разметка.
Мгновение, и ржанье лошадей
Послышится, качаемое ветром.
Курчавый абиссинец повернет
Ко мне лицо, обласканное солнцем,
И под мечом коротким упадет,
И сизокрылой чайкой обернется.

В РЕСТОРАНЕ КОЧИАНИ

В ресторане Кочиани
старый с цаплями буфет.
Нас с тобою угощали
винами, которых нет
ни в Тоскано, ни в Соренто,
только здесь, среди зеркал.
Тебе сотню комплиментов
я в уме нарисовал,
но молчу, молчу. Наверно
их сказать не суждено -
на язык влияет скверно
с холмов Лацио вино.

***

Хочу, чтоб меня целовали при встрече:
Привет, бона сэра, какой чудный вечер.
Глаза итальянки - две круглых маслины.
Бонжорно, бонжорно! Хочу быть счастливым.
Щека прикоснулась к горячей щеке,
Невольно рука оказалась в руке.

***

Пробка на трассе в аэропорт Леонардо да Винчи.
Воздух пропитан каким-то ленивым проклятьем.
С пинии шишка упала, как странно, что вижу.
Парочка сбоку в такси умирает в объятьях.
Стены стеклянные тянутся вдоль автострады:
Нет, не сбежишь, а на ветках горят апельсины.
Мой самолет улетел, так, наверно, и надо.
Лучшая жизни еще впереди половина...

***

Привезу тебе веточку черного перца,
Листик жесткого лавра согрею в руке,
Но величие Рима, пронзившее сердце,
Уместить никогда не удастся в строке.

***

Голубой шиповник у Колизея
Не для ротозеев – для души.
Загадывай желанье как можно скорее!
Оно однозначно - так хочется жить...

Рим, октябрь 2002.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!