Грустный ворон

Дата: 16-12-2015 | 14:46:24

       Эта  декабрьская пятница выдалась особенная – я слушала лекцию о хайку госпожи Кейко Осанаи, супруги Генерального консула Японии в Хабаровске Такаси Осанаи. В зале Международного информационного центра был аншлаг – любители восточной поэзии сидели даже в коридоре и , вытянув шеи, ловили каждое слово лектора…

      Сказать, что я узнала много нового для себя – не могу, все, что говорила Кейко-сан о форме, принципах построения, о «киго», «сатори» , «саби» и др. более-менее известно в среде хайдзынов. Но вот об одном моменте, вызвавшем просто шквал вопросов, рассказать хочется.

         Иллюстрируя мысль о том, что восприятие хайку глубоко индивидуально, и в идеале любое трехстишие не может трактоваться однозначно , она привела в пример классическую хайку Басё об одиноком вороне , сидящем на голой ветке. 

Вот как она звучит по-японски:


Кареедани

Карасуно томанитаруя

Акинокуре

 

А это несколько переводов, предложенных ею для сравнения :

 

На мертвой ветке Чернеет ворон . Осенний вечер К.Бальмонт.

На голой ветке Ворон сидит одиноко Осенний вечер В.Маркова.

На чёрной ветке Ворон расположился Осенний вечер. В.Соколов.

На голой ветке О! Грустно сидит ворон. Поздняя осень . К. Осанаи

 

       Когда Кейко-сан проанализирала каждый перевод и предложила свой вариант, многие японисты, присутствующие на лекции,  стали уточнять – как правильно перевести первую строку – мертвая, сухая, голая, черная…

         Во второй строке их насторожило, как ворон сидит – одиноко, просто сидит, или расположился на ночлег… Раз нет в этом трехстишии понятия «одинокий», значит, перевод Марковой не совсем соответствует истине. Защитники её стали считать ворон – если ворон один, значит одинокий!!!

        И в третьей строке – вечер - это время суток, или это сезонное слово («киго») -поздняя осень, символизирующее время жизни (по аналогии – ночь- зима).

 

         И оказалось, что семантически наиболее верен перевод Соколова. И этот совсем не поэтический глагол “расположился” здесь очень даже к месту…

       А вот к ветке с едином мнением долго подойти не могли – если сухая -мертвая, значит, никогда не оживет, если голая – то вновь зацветет…

       В конце-концов свою любимую хайку Басё взялся расшифровать ( так, как он её воспринимает) восьмидесятилетний Танака- сан – ветка сухая, отжившая, а ворон потому и грустный, что , видимо, одному придется ночевать ему на ветке, и хайку дает нам увидеть этакий стык времени и жизненного пространства… (переводила его комментарии японская переводчица)…

           В общем – молодость видела своё, а старость своё… А я грустно думала- без знания языка постигать таинства востока – всё равно, что ловить ветер в поле…

           Ощутить –ощутишь, но никогда не поймаешь…

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!