Волшебные минуты длиною в жизнь

Предисловие

10 июня 1961 года, жарким солнечным днём я и Лариса, вместе с её подругой Галиной, пешком пошли в Калужский ЗАГС, расписались там в небольшой комнатёнке - без марша Мендельсона, без торжественных клятв и надевания колец, и опять пешком вернулись обратно. Вечером была свадьба на Красной Горе во дворе дома моего деда, учителя и священника Дмитриева Льва Афанасьевича, умершего в архангельской ссылке в 1930 г.
Началась гроза, под удары грома и блеск молний родственники и друзья кричали "горько", мы целовались и с нетерпением ждали начала семейной жизни. Она длилась почти полвека...

Сегодня, 10 июня 2011 года, исполнилось 50 лет со дня свадьбы - Лариса не дожила до нашей Золотой свадьбы всего 4 месяца. За два года до своей кончины она, видимо, предчувствуя приближение жизненного финала, написала свою автобиографию, но при жизни опубликовать не успела.
Автобиографию Ларисы я дополнил краткой биографией.

Лев Алексеевич Дмитриев.



Волшебные минуты длиною в жизнь (автобиография)

Советская власть мне не мешала никогда, потому что я любила солнечную систему.
Систему в её изолированном мироощущении не воспринимала ни под каким углом зрения. Просто однажды во времена отрочества впитала мысль, что живу в сумасшедшем доме, где все здоровы. Стремилась найти таких же вольных птах. Читала Есенина, Вернера, Сенкевича, Чарскую... Разумеется, из сундучков так называемых "бывших". Преклонялась перед именами Космодемьянской, Кошевого, Покрышкина, Гастелло...
К деньгам, к нарядам была холодна, посему стала настоящим шампуром для нанизывания кусков общественных работ (общественные работы - то, за что никто никогда не платил). Вероятно моё лицо, неистощённое потребностью к добыванию денежных знаков, привлекало начальство прямо с порога, как я поняла позже.

Фото: Лариса Кудряшова, студентка Калужского пединститута, 1955 г.

После окончания Пединститута добровольцем поехала работать в сельскую школу. Вела уроки, беседы, чистила коровники, руководила школьным хором (бесплатно!), рассказывала сельским комсомольцам, какой будет прекрасной в недалёком будущем их жизнь (точь-в-точь героиня картины "Дело было в Пенькове").
Только вот любви не было. Был бесконечный вой в печной трубе, нужник в коровнике, уборка урожая в колхозе, ежедневные кислые щи из общей миски в семье хозяйки, грязные дороги...
Не пищала. Считала, что помогаю стирать грань между городом и деревней. Мой идиотизм Бабынинский райком партии принял за врождённый. Срочно приняли в партию и тут же стали сватать на должность второго секретаря райкома комсомола.
О-О-О, какие открывали мне горизонты: выше зарплата, снабжение другое, ежегодные путёвки в санатории, дополнительные деньги к отпуску...
Рог свободной личности напрягся... Потому как "партия сказала: "Надо!"
Прощай, село, прощай... Я кинулась за помощью к отцу. Отец, калужский прокурор, вытащил меня мгновенно. Потом ещё целый год меня клеймили на селе.

Я принадлежу к тем людям, которые входят в дверь последними.
Пела из-за особого уважения к директору Бабынинской школы со сцены сельского клуба, плясала по той же причине.

В один миг всё изменилось. Пора пришла, и я влюбилась!
Песни, романсы, стихи - всё брошено на алтарь победы. Рояль в доме стонал от переизбытка чувств, голос завораживал даже соседей, глаза сверкали, лицо сияло.
На дворе стоял 1961 год. Апрель. Лёвочка делает мне предложение. День свадьбы назначен на 10 июня. Запуск Гагарина в космос. Казалось весь народ радуется моей любви. Незабываемо, потрясающе невероятно. Наш брак точно благословили Небеса!

Фото: Лариса Дмитриева, после рождения второго сына, завуч школы-интерната N2, Калуга, 1968 г.

Волшебные минуты длиною в 48-летнюю совместную жизнь всё ещё длятся.
Никаких измен, никакого недоверия друг к другу. Святая любовь к музыке, книгам, свободе.

Холодные войны вечной вражды жаждущих власти... Плоские и твёрдые, как галечные камни, их сердца перетираются друг о друга в надежде победоДонОсной весомости. Глядя на таких перестаёшь верить, что человек произошёл от обезьяны, начинаешь думать, что произошёл от удава.

Вспоминается тёплое ленинское замечание: "Я врага задушу в своих объятиях". По-ленински мыслящие товарищи-господа процветают повсеместно. Не понимаю их лютой ненависти к своему единомышленнику!

Мне хотелось заключать в объятия, глядеть влюблённо и никогда не лелеять коварных замыслов. Внутрисемейная моя ячейка, живя в холодном климате российской действительности, была тёплым гнёздышком. С этим гнёздышком нам с мужем приходилось носиться как курице с яйцом.

Партия - наш рулевой - берёт курс на повышения благосостояния народа...
Срочно меняем квартиру и уезжаем в Анапу. Море, солнце, горячий песок и... огурцы, помидоры по 10 копеек за килограмм. Объедаемся, отогреваемся, любовный градус достигает казалось бы пика, наши сыновья не выходят из моря. Мясо на анапском базаре на выбор!
Увы, к осени мясо можно было взять только с прорывом на базар к шести утра... Курс на повышение благосостояния докатился до юга. Делаем запасы простыней, наволочек, которые в связи с повышением благосостояния исчезают с молниеносной быстротой.

Меня уже заметили в Анапском райкоме партии и добровольно-принудительно "выбрали" ответственным секретарём Анапского городского общества "Знание". Довольно быстро вытягиваю Анапскую организацию в число лучших. Впереди лишь Сочи и Лазаревское. Мне это интересно, так как ново. Тем более, что вокруг шипят, что "какая-то приезжая училка" ни за что не справится с трудностями в столь сложной работе.
Справилась, вывела, подняла, развернула... Тут-то и прищемился хвост моей вольности.

Когда работала заместителем директора школы-интерната, то склоняли к воровству. Однажды посадили в укромное местечко в магазине, из которого всё было слышно и видно. Не веря собственным глазам и ушам, стала свидетелем многочисленных преступных сделок на крупные суммы денег весьма известных мне людей города Калуги.
Для чего это сделали? Чтобы убедить, что берут все и мне нечего кочевряжиться.
В связи с отказом от воровства, петля удава стала сжиматься. Подала заявление об уходе.
"Дура!" - последние слова, сказанные мне при уходе из интерната.

В Анапе было новое, что непосредственно касалось нашей с Лёвочкой любви.
Командировка в Краснодар. С утра слушала речь первого секретаря краснодарского крайком партии Медунова. Слова - нравственность, мораль, чистота облика советского человека - так и сыпались как горох.
Вечер. Краснодарская гостиница. Закупленные бутылки, закусь. Ответственный секретарь Краснодарской краевой организации Волохов приглашает в узком кругу (3 на 3) отметить эпохальное событие встречи.
На размышление времени нет - внезапный приступ головной боли. Отвертелась...

Возвращение в Анапу. Вызывает второй секретарь горкома партии. Получаю приглашение на завтра с утра на "Чайке" вместе с ним ехать в Краснодар.

Мой помощник, Александр Александрович Готовцев, услышав о приглашении, пришёл в неописуемый восторг.
"Сколько здесь работаю - такого никогда не было!" - восклицает он.
Впадаю в ступор. Потом говорю спокойно: "Александр, завтра придёте к 7 утра и отправитесь на совещание вместе со вторым секретарём". Наверное, Акакий Акакиевич был так же счастлив, когда надел свою новую шинель. Готовцев весь сверкал. Он потом долго всем рассказывал об этой великолепной поездке.
Меня через два дня вызвали "на ковёр". Заведующая идеологическим отделом горкома партии Тамара Петровна после "ковра" пригласила к себе и долго меня пытала, что произошло, почему мнение обо мне так резко изменилось у "второго". Разумеется, я вместе с ней удивлялась такой метаморфозе.
Что я могла сказать?

Ещё 1 мая, стоя на трибуне вместе с Анапским начальством, слушала речи от которых уши обвисали.
Проходят колонны Анапских здравниц...
"Приветствуем работников здравницы "Жемчужина России"! Далее идёт перечисление заслуг...
В это же время, стоящий рядом "ответственный товарищ", довольно громко шепчет другому о достоинствах и недостатках при выполнении интимных услуг отдельными работниками "Жемчужины".
Другой оживился: "Крайних двух из первой шеренги справа пробовал. Не то. Нет. Одна костлявая, а вторая бревно-бревном лежит".
Первый: "Раскочегаривать уметь надо. Для повышения е...й квалификации возьми старшую пионервожатую. Профи высочайшего класса!"
Где-то около часа, по мере прохождения колонн доблестных работников здравниц, мне пришлось выслушать столько нового, свежевыпотрошенного, с детальными подробностями физического, сексуального разбора под бодрую музыку советских композиторов, что я потом искренне хохотала, когда спустя какое-то время услышала: "Секса в СССР нет".

Любовь в семье только набирала обороты. Лёвочка был на недосягаемой высоте. И на этот раз победил наш свободный выбор. Из Анапы поменяли квартиру на Кисловодск.

В наплывах лет я вижу город,
Туманный призрак старых гор.
О, Кисловодск, ты вечно молод!
В тебе любовь моя и мой задор.

Купаюсь в розовых рассветах
И пью живых цветов настой.
О, Кисловодск, на целом свете
Ты - самый яркий, солнечный, родной.

Фото: Лариса и Лев на фоне пика Инэ, Домбай, 1980 г.

Домбай... Терскол... Кисловодский парк... Долина роз...
Чтобы иметь свободное время я пошла работать уборщицей аж в три места. Зарплата поднялась, а времени свободного стало навалом.
Партия опять за что-то боролась, поднимая жизненный уровень людей. Наше семейное гнездо выпало из борьбы. Любовь прочно царила в наших сердцах. Любовь пустила такие замысловатые корни, которые даже партии с её умением всё разрушить под девизом: дадим достойную жизнь совлюдям, - уже ничего сделать было нельзя.
Все отдыхающие однозначно повторяли: "Ничего не говорите. Вы - любовники, но никак не муж и жена! С такими горящими глазами мужей и жён не бывает!"
Моё пианино работало непрестанно. Сочиняла и пела. Гуляли и смеялись.
При отъезде из Калуги, а потом из Анапы, нам пророчили гибель, жалкую жизнь, полную нищету.
"Никакой помощи, никого не знаете. Только сумасшедшие могут так поступать!" - твердили нам здравомыслящие.

Это сладкое слово - свобода! Свобода подогревала наши и без того горячие чувства. Любовь крепла, наполнялась таким ароматом взаимного обогащения, нежности, страстности, глубины взаимного проникновения, что сейчас глядя на телевизионные картоно-сексуальные порнодействия и анфисо-ксюшные губошлёпства, я испытываю приступ тошниловки из-за полного незнания ведущими сути вещей, о которых они говорят с таким апломбом.


Лариса Дмитриева
г. Подольск, 27 мая 2009 г.


6 июня 2009 г. Лариса последний раз спела романс "Сказка любви".
Запись размещена 1 июня 2011 г. на Музыкальном хостинге Мошкова:
http://music.lib.ru/d/dmitriewa_l_i/alb1.shtml#skazka



Биография Дмитриевой Ларисы Ивановны

Лариса Ивановна Дмитриева, в девичестве Кудряшова, родилась 11 апреля 1933 года в посёлке Никольско-Архангельское Реутовского района Московской области. Отец, Кудряшов Иван Капитонович - прокурор, мать, Кудряшова (Лютова) Екатерина Сергеевна - учительница.
Семья много переезжала - прокуроров в то время, как видно, в порядке "профилактики", часто переводили из одной местности в другую:
1934 г. - г. Павловский Посад, Московской обл., 1937 г. - г. Сасово Рязанской обл., 1940 г. - г. Смоленск.

В июне 1941 г. отца забрали в армию, а мать с дочкой и сыном ушли пешком из горящего Смоленска и только в ноябре добрались до Сасовского района Рязанской области, где мать назначили директором Салтыковской средней школы. Лариса училась в этой школе с 1-го по 4-й класс, в 1945 г. переехали к отцу в Калугу, там закончила среднюю женскую школу №1 и в 1950 г. поступила в Калужский педагогический институт. После окончания института в 1955 г. назначена преподавателем истории в Бабынинскую среднюю школу Калужской области, а в 1958 г. переведена воспитательницей в школу-интернат №2 г. Калуги.

10 июня 1961 года вышла замуж за Дмитриева Льва Алексеевича (1937 г. рожд.). Он заканчивал Рязанский радиотехнический институт, и с осени до весны жили в Рязани (на Острове - за рекой Трубеж), а в 1962 г. вернулись в Калугу, где родился сын Алёша.

С августа по ноябрь Лариса работала научным сотрудником в Калужском краеведческом музее, затем возвратилась в школу-интернат №2 на должность заведующей учебной частью. В 1964 году родился второй сын - Анатолий, в 1968 г. умер отец, а в 1970 г. - мать. В 1971 году по личному заявлению перешла на должность воспитателя, а в 1974 г. ушла из интерната в Дом пионеров на должность методиста, откуда через месяц переводом назначена в Калужский городской отдел народного образования инспектором по внешкольным учреждениям.

В июне 1976 г. вся семья переехала к Чёрному морю - в г. Анапу Краснодарского края. С 17 августа Лариса работала методистом гороно, а в ноябре избрана ответственным секретарём общества "Знание", по совместительству преподавала историю в детском санатории "Ласточка". Здесь были написаны первые стихи, одно стихотворение даже напечатали в районной газете.

В июне 1978 г. поменяли квартиру в г. Кисловодск Ставропольского края. Работы по специальности в курортном городе не было, Ларисе пришлось побывать и младшей медсестрой в санатории С.М. Кирова, санитаркой в Военном санатории, экспедитором Дирекции строящихся предприятий г.Кисловодска и уборщицей в Кустовом Вычислительном Центре курортов профсоюзов Кавминвод, где муж работал программистом. Дирекция и Центр располагались во флигелях на дворе бывшей дачи балерины Кшесинской. Названия должностей были разные, но заниматься приходилось только уборкой - работа была хоть и "пыльная", но зато голова была "свободной". Времени уборка отнимала не больше двух часов в день: Лев заканчивал работу, за час вдвоём быстренько подметали и мыли полы и скорее домой. Купили старинное - девятнадцатого века пианино, дешёвенький магнитофон и начали сочинять и записываь песни. Но, "недолго музыка играла", глядя на такую "скоростную" уборку, сотрудники, наконец, сообразили: "А чевой-то мы тут сидим?", - и быстренько выжили "весёлую" парочку...

Лариса начала искать работу по специальности и осенью 1981 года была принята на работу учительницей истории Ессентукской средней школы №2.

Проработала весь учебный год, но ежедневные поездки на электричке с высокогорья на равнину и обратно сказались на здоровье - в 1982 г. перешла в Кисловодский Госцирк радиотехником, где Лев начал работать инженером по слабым токам. С его помощью освоила работу звукооператора, но директор цирка предложил стать председателем профкома - срочно уволилась по собственному желанию.

Пришлось уехать одной, без мужа, в станицу Благовещенскую - недалеко от Анапы. Проработала ещё один учебный 1983-84 год учителем истории средней школы №8 и вернулась в Кисловодск. В 1985 г. была принята воспитателем в Ессентукский подростковый санаторий "Огонёк".

В 1986 году третий раз поменяли квартиру - проехали весь Северный Кавказ от моря и до моря: поселились на побережье Каспия в столице Дагестана.

Лариса снова учитель истории - в средней школе №15 г. Махачкала. Прошёл учебный год, зарплата средняя, а до выхода на пенсию остаётся один год.
В 1987 году в Калужском ОБЛОНО предложили поработать учителем истории и директором Палькевичской восьмилетней школы Хвастовичского района - уехала вместе с мужем. Жили при школе, Лев преподавал математику, физику и черчение во всех классах. Заработала максимальную пенсию и назад - в Махачкалу. Однако, в Дагестане начал чувствоваться приближающийся распад Советского Союза, стало ясно, что пора возвращаться в родные края.

Осенью 1989 года - четвёртый обмен квартирами с семьёй дагестанцев из Калуги. Началась десятилетка "выживания" - в 1996-97 г.г. пришлось напоследок поработать вместе со Львом сторожем в Учебно-педагогическом комплексе г. Калуги. Оставались на ночь, здесь были музыкальные классы, рояль, снова зазвучали песни и романсы: "Все ночи полные огня!", - незабываемое время...

В 2000 году Лариса и Лев вместе с семьёй старшего сына Алексея снимали квартиру в Москве, продали квартиру в Калуге, купили в Подольске и с декабря 2000 года переселились в г. Подольск. C осени 2002 года начали публиковать стихи и песни в Интернете.

В январе 2010 года Лариса стала болеть, всё лето провела в подольской городской больнице, операцию делать врачи не решились из-за порока сердца.
4 февраля 2011 года Лариса скончалась. Похоронена на Пятницком кладбище г. Калуги рядом с могилами матери, отца и старшего брата.

Фото Ларисы: http://poezia.ru/user.php?uname=larisa


Лев Дмитриев
г. Подольск, 10 июня 2011 г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!