Поле бессмертия. Часть первая

Дата: 05-10-2015 | 14:18:15

Поле бессмертия
( поэма )
1
А все же, -­- с чего начинается Родина?
Как пели когда-то всей дружной страной:
С болотистой речки, поросшей смородиной?
C березовой рощи, веселой, грибной?!


С грача, прилетевшего самого раннего?
Да с вербы, что вздумала буйно цвести?
А может быть, с русского поля бескрайнего,
Которое жизни не хватит пройти?!


Оно позовет нас из дома тропинкою,
И спину не раз перекрестят тайком.
Сюда возвратимся мы позже, с сединками,
Сглотнув со слезами непрошенный ком.


Здесь все поисхожено дедом и прадедом,
И все мне знакомо, родное вокруг,
Все полито потом солёным и праведным ­-
Недаром сияет, как зеркало, плуг.


А встречу случайного сельского жителя
У крепкого дома с изящной резьбой:
Как звать Вас?" ­- Ответит мне: "Юра..."
"Скажите-ка!
По - гречески мы - “земледельцы” с тобой!"


Выходит, что нам с тобой поле завещано,
Отборное щедро роняя зерно,
Беречь его, словно реликвию вечную,
Иначе заглохнет, погибнет оно...
Случалось, плуги отставляли мы в сторону,
Нетронутым стыл на лужайке обед,
Когда над просторами каркали вороны ­-­
Предвестники горя людского и бед.


И глохла бурьяном земля плодородная,
И только надежда на чудо жила,
И зрели в полях гроздья гнева народного,
Но как эта жатва была тяжела!


Хлеб-солью встречаем гостей у околицы,
А тем, кто непрошенно лез напролом,
Поля беспредельные крепко запомнятся
Меж Волгой и Доном, меж Курском - Орлом...


Поля моей Родины! Вечная музыка
Звучит над осенним поникшим жнивьем...
Есть поле Донского, есть поле Кутузова,
У каждого в жизни есть поле своё!


Есть поле, где радуют всходы хорошие,
Другое дыхнет одичалой тоской...
...Есть поле бесславья, травою заросшее,
Есть поле Бессмертья -знак славы людской!

2
Вся грустная повесть, как песня неспетая,
Лишь вспомню, и к горлу подкатится ком :
Я вижу: Гагарин летит над планетою,
С которой навек обвенчался витком...


Летит над полями -смоленскими, гжатскими,
Над малой речушкой и сельским прудом,
Над Русской равниной ­-­ с могилами братскими,
Где в гулких просторах родительский дом.
И вновь вспоминается утро апрельское
И прерванный в школе последний урок,
И светлые слезы учителя сельского,
Сдержать он которые так и не смог...


Прорыв тот, взорвавший планеты спокойствие,
Наделавший шума, смятенья в умах,
Явил, что не только покорность нам свойственна ­-
Высокий полет и вселенский размах!


О, мудрость славянская с русскою удалью!
Тебе выстилали тропинки из роз
Базары Каира и улочки Суздаля,
Где в давние годы мужал я и рос.


Радушие встреч с хороводами, пением -­
Впервые с тех майских победных времен
Народ мой за все свое долготерпение
Сполна этим праздником был одарён.


Я счастлив: - тогда и была мне подарена
Живая, не с телеэкранов и книг,
Такая родная улыбка Гагарина -
Далекого детства счастливейший миг!


Планеты Земля стал он сыном прославленным,
Полпредом великой доселе страны,
И вновь отступал, огрызаясь затравленно,
Повсюду маячивший призрак войны...


Мы с ним одного были имени-племени,
Нас русские матери так нарекли.
Мы гордые дети великого времени,
Все так начиналось! Мы столько б смогли...

Но дикая воля... Судьбы ли крушение...
Беда начала свой отсчитывать срок...
Однажды, Земли одолев притяжение,
В тот день роковой одолеть он не смог...


Земля распахнула объятия преданно,
Секунду бы -две: лишь разверзнется мгла...
Когда-то, пустив его в путь неизведанный,
В обычный полет отпустить не смогла...


Найдутся ль слова, как совет утешительный,
Чтоб в жизни остаться на самом краю:
Рвануть бы ему рычаги порешительней
И вырвать у смерти секунду свою!...


Но взрыв покатился над Русской равниною,
И ахнули Альпы, и вздрогнул Памир,
И схлынули белые снеги лавинами,
И замер в недобром предчувствии мир.


Глухая деревня, Смоленщина, Прага ли -
Услышали в штопор свалившийся вой,
И девочки две безутешно заплакали
В притихшем лесном городке под Москвой.


Старушка из рук уронила вязание,
И сгорбился сразу, потупился, сник -
И рикша в Бомбее, и негр в Танзании,
И скрипнул зубами седой фронтовик...


В тот день я лишился святого наследства
И, став сиротою, на все был готов.
Как будто в тот день схоронил своё детство,
И жить не хотелось в семнадцать годов...

Секундами мертвыми путь их был вымерен,
И только рассеялся въедливый дым -
Вдруг стало светлее в лесу под Владимиром
И больше ещё одним местом святым...


Не верю, не верю, что смерть неминуема,
Что сделала вечным высокий полет.
Читал уж сто раз про мгновенья последние,-
В сто первый читаю, ­- а вдруг повезёт?!...

3

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!