Голостравы

Дата: 05-08-2015 | 20:22:52

Ах, северный ветер! Владея равниной,
Подхватывай то, что звучит вдоль дороги.
Напрасно ты хочешь расквашенной глиной,
Нам с детства вперёд нагружающей ноги,
Пластами костей, потерявших гражданство,
Уральским разбитым хребтом позвоночным,
Скрепить распадающееся пространство,
Ведь там, где ничто не является прочным,
Ни вера, ни память, ни цель, ни идея,
Где пепел сердца не преследует стуком,
Одна только женская рифма умеет
Пространство протяжно пронизывать звуком.
                                                                          ** *


Сижу у Бородинской панорамы
Спиной к потоку юркого железа.
В соседнем доме мамы моют рамы,
Что кажется отсюда бесполезным.
Горячее железо духовито
И гадит в небо сизою струёю.
Дежурный ангел ватной пятернёю
Всё в кучевое соберёт корыто,
И, окропляя тоннами помоев
Обветренные лица не героев,
Вернёт на землю. Вечное помыто.

Народ – трава. Коси его косою,
Трави, топчи и танками дави –
Слезами обольётся, как росою,
И вновь заколосится на крови.
Проходят, покуражившись на свете
Злодействами, лихие времена,
И новые приносит семена
В истерзанную землю южный ветер.
Трава, трава!
Тебе всё трын-трава.
Зачем люблю, трава, твои слова?
Зачем твои запомнил имена?

Железо за спиной внезапно встало –
Как прежде, возят цугом и по встречной
Модель для будущего пьедестала.
Клеймёная звездою трёхконечной,
В бронированной шкуре лимузина,
От Жукова на пляшущей лошадке
К Кутузову, осевшему в посадке,
Бежит тысячесильная скотина.
Стоящего железа смрад сильнее –
И патина становится чернее.
Царь вдоль холопов – русская картина.

Марь белая растёт, беды не зная,
Меж донника, овса и череды,
От урожая до неурожая,
От полбеды до полной лебеды.
Зачем нужна ей, однолетней, память
И сорок шесть мудрёных хромосом?
Её судьба пропасть под колесом
Иль под кирзовым сапогом истаять.
Чай не газон.
Раз-два – и весь сезон.
Зима как сон – и вновь полки имён
Поднимутся, чтоб душу маять.

В последний день конца кровавой бани
Наследники устраивают праздник.
Коптит былое дым воспоминаний,
А у Кремля поставлен чёрный всадник, 
Которым горе подменила сила:
Притормозив коня жеманным жестом,
К Истории поставлен задним местом – 
Бездарность всё в одно соединила  –
На стременах привстал изящно Жуков,
Ополовинивший колонны внуков.
И эта половина ту забыла.

Тысячелистник, Мятлик, Незабудка,
Иван-да-Марья, Пижма, Молочай,
Лапчатка, Клевер, Василёк, Ярутка,
Крестовник, Одуванчик, Иван-чай,
Ромашка, Ситник, Девясил, Горчица,
Пастушья сумка, Бальзамин, Кипрей,
Лапчатка, Мать-и-мачеха, Пырей,
Полынь, Солодка, Чистотел, Мокрица,
Овсюг, Чабрец,
Чертополох, Чистец,
Крапива, Хвощ, Острец, Осот, Синец,
Болиголов, Фиалка, Медуница…

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!