У времени в долгу

Дата: 05-08-2015 | 01:02:45

«Мне надо там быть,
ибо молод,
но старость имею в виду».
В. Науменко

1.
Я не велю сбываться снам.
Они зависли. Их съел спам.
Абракадбра наяву! –
А что там было, ровно в полночь?
Если не вспомню, я умру?
Не дешифрую – в юникоде или кириллица?
Скажи, противотан-ковы-Е-жи –– или
вульгарная колючка отгородили поле ржи,
где я лежала с авторучкой наперевес,
когда обвал меня с небес вознес и...
вырос в поле крест.
..............................................................
...В ответ на вежливое: «Здрасьте!»,
ответить – «Боже сохрани!».
И верить – не было войны грузинской,
не было напастей – только унылый
страшный сон со всех сторон.
И я не съедена могилой.
Я рассказала тебе сон.
...Забудь все, милый.

2.
А когда я тебя не увижу –
станешь ближе.
Подбородком упираясь в подоконник,
вижу бабушку, щебечущего внука,
день смотрю, набирающий силу.
Это и есть мое завтра.
А ты заплутал. Перекрестками
суету дорог рассекаешь,
воюешь пространство, людей,
из будущего идешь.
Понимаешь?
Вот ты подходишь к дому,
темноглаз, юн беспросветно,
вот дошел до куста сирени…
Вот набежал дождь,
склюнул твой силуэт.
Я смотрю на тебя –
а тебя уже нет.
Слушаю, как шумит водосток;
слышу звонок.
Открываю, торопясь,
а соседка Нина Васильевна говорит:
«Письмо вам занесла…».
И тут из-за плеча – ты невпопад:
«Как считаешь, я способен к диалогу?»
- Ах, - отвечаю Нине Васильевне, -
опять межгород не оплатила!
«Да, - говорю тебе, -
конечно, - говорю тебе, -
ты способен к диалогу,
но лучше б
в твоем кармане завалялась тыща!»..

3.
Выходя из привычного мира
и входя в мир иных плоскостей –
что ты помнишь, угрюмый мальчик?
Лаковая сумка полна невесомой клади -
письма в купюрах чернильных,
срезанные детские пряди,
метрики и похоронки,
крестик крестильный на суровой нитке,
рубль серебряный неразменный.
Помнишь – встреча произошла?
Отлетела с гудком паромным.


4.
Женщина смотрела исподлобья.
Кулак разжимая, сказала резко:

«Посмотрел – сразу и заскучала.
Ведь не вспомнишь конца
неподвижному темному взгляду.
Вот и скучать теперь…
А по кому? Не вспомнить…
Словно знаю, что будущий год
упадет на косое крыло,
как оглохшая чайка.
Утонет в паромном гудке
вдали от понтийской волны.
Вот и сидеть теперь на террасе,
нитку повители покачивать,
граммофончики наблюдать –
фиолетовы они, безголосы…

Твое молчание всматривается в меня.
Твоя юность меня принимает.
Я не отвечу тебе».


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!