Рецепт

Дата: 31-07-2015 | 02:58:12

Рецепт




Такая странность – все вокруг плывет
В незримом одиночестве простуды.
Стучится кровь, прилившая в висок,
Над грудами не вымытой посуды.

Надменная в болезненном бесстрашье,
Не чувствую, не ем и не живу,
Мне все равно: я – тень, я – дежавю,
Размытость контуров, бессонницы и кашля.

Часы бьют полночь, я встаю с постели,
Иду к столу за носовым платком,
Но спотыкаюсь о ночные тени –
Предметы растворились, пуст мой дом!

И я не вижу пальцев на руках,
Воздушных шариков для дочки в коридоре!
Свет фонаря на козырьке балконьем
Играет на невидимых цветах!

Ооо! С этим надо что-то делать!
Нельзя же допустить, чтоб тень моя
В больном сознании (или на самом деле!)
Не отражалась больше в зеркалах!

Мне начертал рукой гомеопата
Наш старый врач небесную латынь.
С благоговеньем, как святыню из святынь,
Взяла ее, прочла: «Peri aphata…»* –

– В каком же смысле это понимать?
Вы... в смысле про мосты и Рубикон?
Он перечел:
– Ах, старый маразмат!
Не то! – и начертал: «Peri anecphoneton»**

Спросил, прищурившись:
– Вы знаете латынь?
– Да, так, чуть-чуть. Я изъяcняюсь ямбом
Обычно... не сегодня, но и вы... триштубхом
Неплохо пишете про пламя и котлы.

Он рассмеялся, вмиг помолодел,
Преобразился в безупречный профиль.
Похолодев, я с робостью смотрела
На свой рецепт, а врач мой... Мефистофель

Глядел приветливо:
– Ну, что же вы, идите,
Вы догадались, надо полагать,
Кто перед вами. И не бойтесь... Прозревать
Вы станете сейчас же. И рецепт возьмите –

ЕМУ отдайте.
– А как же подпись кровью?
– Вы, Душенька, безжалостно больны,
Я – просто врач и... Боже сохрани!
Депрессия, простуда, малокровье...

Да что с вас взять? Но разве только слово,
Что будете молчать? Или хотите даром?
Как говорят, Silentium Est Aureum…*** –
Он тише говорил, теряя лоск живого.

* * *

И, наконец, исчез. А я... вошла в парадный...
Не раздеваясь, рухнула в кровать –
Я все испорчу! Мне не привыкать,
Я даже Ад испорчу, если надо!

Пройдоха, шарлатан, фигляр проклятый!
Нашел, кому доверить свой рецепт! –
Сняла с крючка подержанные латы,
Пошла в аптеку. Старый Фармацевт

По строчкам пробежал привычным взглядом
Вздохнул, пропел «Турум-пурум...», –
Ушел, вернулся с баночкою яда:
– Один раз в день, на завтрак по утру.

Спросил:
– Вам нужен меч? Нам завезли вчера... –
Вдохнув легко аптекарский парфюм,
Взглянул из-под очков на мой костюм.
– Спасибо, ммм... мне достаточно пера!

Закрыла латы в теплый палантин:
– А есть ли средство от простой простуды?
Меня знобит – мне нужен аспирин...
Я вижу и у вас работы груды,

Но, Господи, я не могу без аспирина
К работе приступить и сочинять
О том, о чем нам следует молчать
И уж тем паче, «О невыразимом»!» –

Я руку положила на кирпич
И кровь, вcкипев, прожгла его насквозь.
– Советую вести себя прилично, –
Сказал Господь, –
... закроюсь ровно в восемь.

Сейчас без четверти – у Нас полно работы,
Лекарство выдано, вы выглядите сносно...
Вам оставаться здесь небезопасно –
Не прибавляйте старику заботы.

– Да будет вам, я выгляжу нелепо,
К тому же.... позабыла свое имя..
– Нелепо?! Но зато – бессмертна!!!
И Серафима ты, навечно и отныне!

Лети в пустыню, там у трех дорог
Увидишь путника, томимого любовью.
Ему пятнадцать, но, не смущаясь кровью,
Ты сделаешь его Пророком!

Назад вернешься через четверть часа –
Свиданье с Господом не терпит опозданий!
Расскажешь, как прошло и следующим заданьем
Тебя отмечу лишь в канун Трубного Гласа!

* * *

Я помню, что забылась крепким сном,
Проснулась, щурясь от дневного света,
В своей квартире. Странный том
С портретом неизвестного поэта

Лежал на столике. Заложена закладка,
Её раскрыла я и прочитала строки
О том, как некий отрок стал Пророком
Уж скоро два столетия назад как.

Ну вот опять! Я – дежавю, я – тень...
Не тень! Вот шкаф, вот детские игрушки!
И все-таки, откуда, в самом деле,
Знакомо это имя мне – А. Пушкин?

Опять больна, мне нужен аспирин!
Его дадут в аптеке без рецепта!
Спрошу супруга – сбегать к Фармацевту
И передать привет... от Серафимы.

2010 г., г. Женева


* «О невыразимом»
** «О вещах, кои следует обходить молчанием»
*** «Молчание – золото»






«Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый Серафим
На перепутье мне явился...»

(А.Пушкин)




Елена Грозовская, 2015

Сертификат Поэзия.ру: серия 1520 № 113289 от 31.07.2015

0 | 0 | 1136 | 18.04.2024. 23:54:34

Произведение оценили (+): []

Произведение оценили (-): []


Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать публикацию.