А помнится, был зной и штиль на море,

А помнится, был зной и штиль на море,
лишь катер волны гнал, ворча, винтом.
И справа млел в оранжевом миноре
Мыс с греческим названьем Меганом.

Тянулись горы, а под днищем бездна.
По лоциям и по календарю
Обыденные мысли - неуместны,
Как бесполезны могут быть в раю.

И по пути, надкусывая фрукты,
Как притча во языцех для детей,
Мы заходили в ласковые бухты
С высокомерной заломью бровей.

Покой смущали гриновских Офелий.
А грек, или грузин или Панас
Бросал в мангал душистый можжевельник,
Кропил вино.
Конечно же, для нас.

Живи себе красиво и богато.
Глотай йод моря, дымку гор
И хмель
Мадеры той, -
Доставленной фрегатом
Из более загадочных земель.

Но, равнодушно, угорев от сплина,
Или напротив – вдруг заревновал,
Пустой кампан фанагорийской глины
Отмерил заполошный интервал.

В тоскливый гул пространств, где жили скифы
Вписался караимский скрип арбы…
Наверное, в Крыму зимой красиво.
Увидеть бы!

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!