Вот мы, дети заветной земли...

Дата: 10-07-2015 | 20:29:48

Красимир Георгиев

(1948)




Из поэмы
"Последний болгарин"



О, Болгария - горы в лесах, кипень рек, белых хаток соцветия.
Груз руин над добром и над злом. В язвах - Книга спасения.
Рвусь всей жизнью к тебе, но дороги - длинней, чем столетия.
Половина души нашей - свет, а вторая - и грех, и смятение.

Вот мы, дети заветной земли, а над нами - мутанты-правители,
круг стервятников в жажде пожив. И всё щерятся
бесы прошлого в очи грядущему. Лику Спасителя
об Отчизне молюсь я. И знаю - по вере отмерится...




Война


Империи живут насильем и войной.
Когда воюет Савл, теряет голос Павел.
Над теми, кто убит, над паствою земной
провозглашает власть самодержавный дьявол.

Пегасом в рифму ржёт, бахвалится война
то ядерным грибом, то атомною розой.
Но поэтичных слов для смерти нет - она
написана всегда неумолимой прозой.

Над бездною войны мосты, дрожа, висят.
А власть-блудница бьёт нечистому поклоны.
И, если устремлён к погибели твой взгляд,
тебе навстречу смерть откроет взор бездонный,

и вновь пойдёт огнём на хрупкое жильё,
и в ненависть, и в месть ввергая мир без срока.
И героизма нет в костлявой - суть её
в любые времена нелепа и жестока.

Венки укроют всё - бесстрашие и страх,
фанфары прозвучат, благоговейно кратки,
над павшим и над тем, кто на семи ветрах
мешает свет и тьму в немыслимой загадке.





По ту сторону реки


Приготовься к короткому плаванью
в безмятежность, в забвения край.
На челне над космической гаванью
понесётся душа твоя в рай.

Спор со смертью - занятье пустое,
да, похоже, и времени нет.
Ни забот, ни кредитки с собою
не бери в измеренье иное,
лишь гребцу - пару медных монет.







Удары сердца


В раскалённом знойном полдне бьётся сердце, мысль вскипает.
Настигают сновиденья как предвестники беды.
И не спит ни мига совесть, и с тревогой ум взирает
На парадоксальность истин, на скудельных лет труды.

И глядим с надеждой в небо: высь – крылу земному друг ли?
Всё трудней удары сердца, строже путь день ото дня.
Но с отвагой нестинарской вновь ступаем мы на угли,
Полнясь первородной силой от золы и от огня.





Единорог


Единорог, белоснежное диво,
встретился мне средь зелёного луга.
Ветер трепал его яркую гриву.
"Ищешь ли всё ещё верного друга?" -

строго спросил он, в глаза мои глядя,
трижды сверкнув многоточьем копытца...
Так вот, мечты и реальности ради,
братство меж нами - рифмуется, длится.




Перевёл с болгарского
Сергей Шелковый

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!