Из юношеских стихов (1991-1992 гг.)

Дата: 19-04-2015 | 19:39:03


/Недавно, разбирая старые бумаги, нашла тетрадь со своими ранне-юношескими стихами... Захотелось поделиться. Всё оставлено в первоначальном виде, чтобы сохранить подлинность восприятия того смутного времени через призму возрастного максимализма.../

«Питер»

Огарок неба. Ниже – город Питер.
Был Ленинград, и снова – Петербург.
Всё просто здесь: семь дней – на семь событий,
семь егерей – на семь облезлых шкур.

Луна, как след подковы на асфальте.
И не поймёшь, где грязной страсти смоль,
где чистота, украшенная смальтой,
где Бог, где бес и где земная голь…

Душа России – славный город Питер…
Здесь сходятся эпохи и пути.
– Страна моя, ты – храм моих наитий!..

– Прости, Господь, прости её!
Прости…

1991


«Красная Площадь»

"Их" Белый Дом – совсем не белый.
"Наш" красный Кремль – совсем не красный.
Невыносимо и ужасно –
деля, кромсать Отчизны тело!

Здесь всё – на слом. Дрожат винтовки.
Всё, что схоронено – забыто.
– А звёзды?
– Звёзды, как кроссовки,
О Площадь Красную разбиты…

1991


* * *

Судьбой оправдано бессилье.
На всё найдётся аргумент.
Всевышним проклята Россия –
Седьмой кровавый континент.

1991

* * *

Над Россией сгущаются чёрные тучи,
предвещая последнюю лютую вьюгу.
– О, Господь наш, единый, великий, могучий!
Перед Страшным Судом дай нам всем по заслугам!

Дай святому Георгию три георгина,
депутату - мандат и значок на пиджак,
бОмжу – угол в подвале и шприц с героином,
демократу дай трон и железный кулак…

Заглушая молитву, гудят микрофоны.
Важно ходит по городу джинсовый сброд.
И врубает японские магнитофоны
в мерседесах холёных наш «гордый» народ.

У иконы теперь вместо свечек – окурки…
И всё меньше простых человеческих глаз…
Видит Бог, что тот юноша в кожаной куртке
мать родную за пачку жвачки продаст.

Всё Он видит, единый, великий, могучий.
Очень скоро воздастся нам всем по заслугам.
Над Россией сгущаются чёрные тучи,
предвещая последнюю лютую вьюгу.

1991


«Причастие»

В покой, окуренный кадилом,
до дна испивший чашу сна,
вбежало грешное Светило
и просит хлеба и вина.

Святое таинство... Молитвы…
Преображённая Звезда…
А где-то бродит призрак битвы,
И с ним – разруха и беда.

1992


«Меняю!»

В борьбе с уныньем и ненастьем,
в беспамятстве, растратив силы,
меняю на глоток России
ещё ненайденное счастье!

Живу дикаркой в мире диком.
Я всё отдам, о чём мечтала,
за молодую землянику
у подмосковного вокзала…

1992


* * *

Черны поля, беременные озимью.
Когда вконец дороги развезёт,
меня найдёшь ты в красках русской осени,
в глотке воды со льдом, обжегшим рот.

Когда ветра устелют крыши листьями,
и звонче затрещит в печах огонь,
меня узнаешь ты в осколке истины,
которой сыплет русская гармонь...

В час грустных дум я, сирая, продрогшая,
явлюсь тебе, тебя ввергая в дрожь;
и русской водкой, чистой, словно стёклышко,
ты образ мой в беспамятстве зальёшь...

1992

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!