Цветы Саласпилса - ч.!

Дата: 30-01-2015 | 16:32:49

(поэма)

На 18-ом километре шоссе Рига ­- Даугавпилс
проселочная дорога сворачивает в лес. Здесь,
в этих сосенках, в годы войны был самый
большой из всех 23 концлагерей на территории
Латвии ­- Саласпилс. В лагере содержалось
большое количество детей, над которыми
проводили бесчеловечные опыты, брали у них
кровь. Ослабевших детей умерщвляли ядом...




Идут года, и прожитое, страшное,
Лишь изредка врывается к нам в сны.
Казалось бы, минули во вчерашнее
Чудовищность и ужасы войны.



Нет! Изменив звучанье и окраску,
Они встают, окрашенные в синь.
«Сонгми» звучит не только по-вьетнамски,
Оно на русском значится ­- Хатынь!



И матерям, наверное, не спится,
Чьим сыновьям по восемнадцать лет,
Опять ветра бушуют на границах,
И холодит от утренних газет...



Всю ночь сегодня ветер в стекла бился,
И темнота стелилась, словно дым...
...Представилось: я ­- узник Саласпилса,
Один домой вернувшийся живым.



И ­-­ вмиг в глазах ­- замученные дети,
От наважденья смерти не уйти.
Нет! Как единственный свидетель,
Я должен людям правду донести!..


* * *


«Саласпилс»... Что может быть на свете
Страшней безумных детских глаз,
В которых неподдельный ужас смерти
Всё вытравил в немой тоске...
От смерти здесь на волоске
Томились матери и дети,
О них сегодня мой рассказ, ­-­
Что может быть трудней на свете?!


Здесь матери были за то,
что детей любили...
Здесь дети были за то,
что тянулись к солнцу...
Здесь деды были за то,
что землю любили...
Все вместе за то,
что любили жизнь,
Все вместе за то,
что хотели жить...


Здесь из людей людское вытравлялось
С единой целью ­- зверское вложить.
Здесь жизнь людская просто обрывалась,
Как ветхая натянутая нить.


Казалось, мир перевернулся словно,
Что даже смерть обычная ­-­ не в дрожь,
Нет, Саласпилс, подобной родословной
Нигде, пожалуй, больше не найдёшь...


... Худой барак, весь почерневший, старый,
Сочится дождь сквозь щели в потолке.
В одёжке грязной, скорчившись на нарах,
Две девочки играют в уголке.


Из тряпок куклы, из лохмотьев ­- платья,
Страшней другое ­-­ слышать наяву:
Грозит Марина пальчиком : «Спи, Катя!
Не то я Линду с плёткой позову!»


Сегодня ауфзеерки «добрее» ­-
Случилось что-то важное вчера,
Лишь для порядка плёткою огреют,
На аппель-плац не выгнали с утра!


Голодные, холодные, в неволе,
На земляном мороженом полу
Играли дети: Янисы и Оли ­-­
Жизнь пробивалась к свету и теплу!


... Шестой барак... Здесь всё намного проще:
Тут плёткой, подзатыльником, взашей ­-
Вышвыривают строиться на площадь,
Срывая с нар притихших малышей.
Игрушки ­- тряпки, камешки и склянки
Не по нутру блестящим сапогам.
Кто это там, на нарах, -­- симулянтка?
И ­- плёткой! Плёткой! Больно ­- по ногам!


Она вся сжалась в маленький комочек,
Такая ноша ей не по плечу,
Она и с куклами играть не хочет,
Одна молитва: «Хлебушка хочу!»


В седьмом бараке слёз, увы, не меньше,
В едином гуле ­-­ ропот, вопль и стон.
Опять в Германию увозят женщин ­-­-
О, господи, будь милостив! За что?!


«Катюшка! Дочка! Катенька!!! ­-­
За что мне
Такая бездна горестей и зла?!!
Держись за тётю Мирдзу, дочка... Помни! ­-
Ты ­- Катя Иванова! Из Орла!


Ты ­- Катя! Помни ­-­ Катя Иванова!
Я не забуду номер на руке!..»
Рванули студебеккеры, и снова
Вой прокатился гулко в сосняке...


... Лаборатория... Стерильность сводов...
Передвигаешь ноги, значит ­- жив!
Вот пятилетки — доноры проходят,
Из-под лохмотьев руки обнажив...

Как тонки вены крохотных ручонок!
Как слабо в них простукивает жизнь!
Один удел мальчишек и девчонок ­-
Кровь отдавай, цепляйся, но держись!


И шприцы-пиявки полнятся с излишком
Чистейшей драгоценнейшею влагой,
Неужто звери верят ­-­ кровь детишек
Вернёт им снова силу и отвагу?!


Одно не видят варвары в цинизме,
То, перед чем бессильна медицина, ­-
Что кровь детей в животном организме
Увы! Не приживётся, как вакцина!


Ещё немало вынести придётся,
А слабый ­- каплю яда, и ­- готов!
Бог знает, кто из них в барак вернётся,
А кто сегодня будет брошен в ров...


...Вот лай овчарок, окрики и стоны,
Вот звякают массивные ключи,
И пополненье новых заключённых
В ворота загоняют палачи.


Пока ещё не срезаны их косы,
Пока ещё игрушки в их руках...
Уже глядят надсмотрщики косо,
Удерживая псов на поводках...

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!