Киев. 1979. фрагмент 2

Дата: 05-01-2015 | 17:26:08

Бесхитростным своим моленьем
Едва ль я угожу...
Франсуа Вийон



Здесь Васькин дом. Васильева Андрея,
Гимнаста с выпуклой мускулатурой.
Он спился, умер, я теперь жалею,
Что, проходя, вслед за бухой натурой
Стремился к пивняку, не в гости к Ваське.
Кому теперь скажу при встрече: "Здрасьте!"

Вот Хотенючка. Вера Хотенюк.
Дочь кладовщицы, тощая, как палка.
Училась хуже всех, и как борзая нюх
На дичь острит, ее травил я. Жалко.
Что умерла. А мне-то что сказать.
Когда придется на Суде предстать?

Илонушка. Гитара. Полутьма.
Гнатцова - был влюблен. И точка.
Писал стихи. Не спал. Сходил с ума.
Год выпускной был ей заполнен прочно.
Вот через 36 годков, в пивной мечтая,
Ей говорю: "Прости меня, родная".

О тех, кто признавался мне в любви,
Я промолчу, мужчина это право
На поле брани заслужил, в крови
У рыцарей - молчание и слава.
Им тоже всем, повинно и подушно:
"Простите, что прожил я равнодушно".

А лучшие друзья? Конечно, Комиссар
(так Гинтова Вадима мы прозвали)
И Вовка Абрамсон - от Бога дар,
Один - оклеветал, второй - в дурном провале,
В другом конце Земли. Но все же я прошу:
"Простите, милые, за все, чем я грешу".

Вы, улицы, дома, бордюры, тротуары,
Цветы и фонари, ларьки и пивняки,
Каштаны и дубы, в сиреневом угаре
Ботсад, кинотеатр, река и сквозняки.
Мать и отец мои, за то, кем я не стал,
Простите вы меня. Я жил. Писал. Устал.

август 2014, Киев

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!