Светлой памяти времён шефской помощи...

Дата: 27-11-2014 | 13:18:17

Только я как большинство населения, -
до утра под теплый бок и мягкий плед,
сразу мысли в голове про Вселенную:
одинокие мы всё же или нет?
Вот лежу я, прибалдев,
мыслями в созвездьи Дев,
чую, дорого мне это обойдется.
Ведь надежды ни шиша,
христианская душа
никогда до этих дев не доберется.
Усугубила жена положенье, вот те на!
Говорит, что долечу я только в россыпь.
Что вступить со мной в контакт
не захочет, - это факт, -
никакая, мол, порядочная особь.
И, учтя событий ход, дал я как-то задний ход,
только след мой над туманностью растаял.
Встали стрелки у часов, а один из Гончих Псов
с перепугу поднял лапу и облаял.
Приземляюсь, говорю: 'Гуманоид я!'
Заявляю : 'Дружба , мир, крепить, сберечь...'
Закивали мне в ответ антропоиды:
'Мы согласны, - дескать, мол, - об чем, мол, речь?'
Огляделся я окрест, вижу дом, на доме крест,
захотелось осмотреть останки храма.
Я нацелился в подъезд...

'Кто не трудится - не ест,
Раньше труд, - говорят, - потом культурная программа'.
Вот теперь вожу обрат, рядом мой молочный брат,
до получки рупь всегда могу занять я.
Но замучил бригадир: 'Слышь, товарищ с Черных дыр,
ты смотри, не пропускай политзанятья'.
Брат кричит: 'Держись, доцент!
Выше трудовой процент!'
Где там выше? Вон уж карточка в райцентре.
На деревне среди дня стали узнавать меня.
Приобвыкся, только матерюсь с акцентом.

Любопытные они, гамнемоиды.
Абсолютно не волнует их вопрос:
почему это всегда по циклоиде
всё летящее летит из-под колес?
А летит из-под колес в основном один навоз,
и при этом замечаю я, при этом,
что всегда солидный ком попадает прямиком,
ну а мелочь - та все больше рикошетом.
И вокруг за далью даль.
Жму ботинком на педаль.
Мой напарник околачивает груши.
Ну а я так даже рад, девки просятся подряд
'Прокати, мол, до околицы, Ванюша...'

Но все под Богом мы, и край заболоченный
оставляю я, жалей тут, не жалей,
где дома через один заколочены,
и где души нараспашку у людей.
А молочный брат-примат,
в каждом третьем слове мат,
аж рыдал, просил отстукать телеграммку.
Все шумел: 'Да как же, .ля? Пропаду я без тебя!
Жизню вставил ты мне в траурную рамку!'
'Брось, - смеюсь, - чудак смешной!'
А он сжал меня клешней
и суёт листок от в клеточку тетради.
'Ты с дороги напиши, не держи на нас души,
ты прости нас, окаянных, Христа ради ...'
Эх...
Если я живым вернусь,
если в жизни разберусь,
если где-нибудь не сгину в жутком трансе,
не затем, чтоб их спасать, обещаю написать...
Но боюсь, что затеряется в пространстве.
1983
P.S. '...живёшь, живёшь..и такая вдруг скверность становится'

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!