Там мысль летит вдогонку за стихами...

Дата: 19-04-2014 | 19:50:49

Десанка Максимович

(1898 – 1993)



Бранковина


Словно в небо погляжу из-под руки
на село своё в свечение рассвета –
вижу миску расписную в мальвах лета,
вижу пашни - хлеба пышного куски.

И узрю ещё, как в миске той, на дне,
вишни ранние алеют соком солнца,
то румянец кровель в зелени смеётся;
а с холма, а от могилок грусть прольётся,
словно пара голубков порхнёт ко мне.

А в глубинах, распростёртых предо мною,
что-то издали мне искрою блеснёт,
словно свадебный дукат в июльском зное, -
не церковки ли навершье золотое?
И поля пшеницы, спелых нив приплод….




Голоса ночи


В ночном лесу витают звуки зла,
как будто стоны старцев гибель кличут,
как будто филин ухает и кычет
из логова ведьмацкого дупла.

Ломает ветер гниль, крушит сушняк.
А ключ бурливый из-под мшистой ветки
на волю рвётся, словно зверь из клетки,
грызя скалы шершавый известняк.

Нигде не видно даже искры малой.
Над буреломом – чёрных туч угар;
в расщелинах томятся тьмы завалы,

Лишь в сердце пня мертвеет вязкий жар;
и глохнут звуки возгласов молящих
в безжалостных непроходимых чащах.


Перевёл с сербского
Сергей Шелковый





Владимир Ягличич

(1961)



Разговор


Николе Живковичу


Дух германский взявший за основу,
славянин по сердцу и уму,
издали пришёл ты, чтобы снова
возвратиться к долгу своему.

Ты принёс рассказ о мощном звуке
Вагнера, где смерть любви равна,
и о Ницше, что верней науки
ведал змей и грифов имена.

Говорили мы весь день с тобою
о путях Европы и о том,
кто какого миру дал героя,
взмывшего над временем мостом?

Вслушивались в собственное сердце -
где мы ныне? И коль Дух един,
как сравнить железный гений немца
с нежной силой музы Апеннин?

Где теперь в духовном изобилье
мира наше место, где наш след?
Всё ль идти нам к сумрачной могиле
по распутью иль забрезжит свет?

Нам и дня с тобою не хватило,
вслед и ночь, грустя, к исходу шла.
Было жаль родной земли, что силы
собственной ещё не поняла.

Потому что сын забыл об отчей
вере, колыбель забыл мертвец.
Или нам судьба - слепые очи
пагубных вождей, глухих сердец?





Могила Волошина



Там мысль летит вдогонку за стихами.
Там, в Киммерии, нужно жизнь прожить,
пройдя пешком холмами и горами,
и притяженье почвы полюбить.

И там, когда в одно большое время
сольются все пунктиры зим и лет,
ты в чуде смерти, в каменном Эдеме
поймёшь - лишь имя есть, а плоти нет.

Иди же ввысь, пока земною осью
поблескивает посох твой в пути,
И холм могильный Макса встретит гостя

уже небесным воздухом в груди.
И силу даст, от почвенных щедрот,
чтоб продолжать и снов, и яви ход.



Перевёл с сербского
Сергей Шелковый

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!