Cонеты Шекспира. 123 - 138

Дата: 03-12-2012 | 04:43:29

Шекспир Сонет 123

Я тот же, что и был, без перемен.
Не хвастай, время, строя пирамиды.
Всё это - вновь нагромождённый тлен,
лишь клон уже знакомого мне вида.

Ты расставляешь возле новых стен
всегда одни и те ж кариатиды.
Ты вновь берёшь воображенье в плен
видением фальшивой Атлантиды.

Все хроники твои - сплошная ложь:
хвала величию в ничтожно малом.
Куда ни глянь, там правды не найдёшь.
Не верю, время, никаким анналам.
Маши косой, излейся в похвальбе !
А я - всё тот же - верен сам себе.

Шекспир Сонет 124

Не будь мой друг знатнейшего рожденья,
судьба могла б сложиться так и так.
Одним везёт, другим грозит паденье.
Один - среди цветов, другой - сорняк.

Друг не был горькой жертвой провиденья,
но не имел и преизбытка благ,
зато не знал опалы и гоненья,
хоть нынче и не счесть всех бедолаг.

Мой друг живёт без жадных побуждений,
он чужд всех политических интриг.
Его спасает благонравный гений.
Его ни крах, ни ужас не постиг.
Свидетели - известные шуты,
что сладко пев, век жили для тщеты.

Шекспир сонет 125

Что б было толку, понеси я сень
над головой твоей, как знак почтенья ?
Любые балдахины - дребедень.
Ведь в вечности всех ждёт распад и тленье.

Что толку выставляться что ни день,
чрезмерно тратясь ради наслажденья,
утратив вкус; красуясь словно пень;
смакуя показное угожденье ?

Я искренне служу. Так впредь изволь
учесть, как бескорыстна эта служба.
В ответ и ты верней исполни роль:
сердечней стань со мной во имя дружбы.
Чтоб дружба процвела наверняка,
скорей гони долой клеветника.

Шекспир Сонет 126

Прелестный Мальчик, взявший в руки Серп
да Зеркало ! Чтоб знать, каков ущерб
от хода Времени для всей красы,
что есть вокруг, ты носишь и Часы.

Природа спорит: ставит на весы,
борясь с тобой, жемчужный блеск росы
и вешнее цветенье трав и верб,
и свет зари - как свой извечный герб.

У вас с Природой долгие торги.
Но спорь -не спорь: отсрочки не долги.
Твой нрав, о Время, и жесток, и строг.
Всему что ни на есть отмерен срок.

Шекспир Сонет 127

Когда-то смуглость не была в фаворе.
Никто её красой не называл,
но в наше время, с прежним вкусом споря,
иные не жалеют ей похвал.

Чернавки нынче с русыми не в ссоре -
в чести гагат, и жемчуг, и коралл.
Мечта сменить свой цвет - теперь не горе.
Лишь выбери желанный идеал.

У милой мне с крылом вороньим схожи
по цвету волосы и даже взгляд -
как будто носит траурный наряд
по тем, что красятся и мажут кожу.
Мне по сердцу сплошная чернота,
и нет сомнения, что это - красота !

Шекспир Сонет 128

Ты - музыка ! Персты твои легки.
Прикосновенья их рождают звуки,
и те несутся наперегонки -
бальзамом для моей сердечной муки.

О эти струны, клавиши, колки !
Как нежно прикасаются к ним руки !
Мои ж уста, надеждам вопреки,
с устами, им желанными, - в разлуке.

Как горько быть влюблённым чудаком,
как жаль, что страсть моя пока в загоне;
а клавиши всегда спешат прыжком
навстречу их ласкающей ладони.
Они из дерева, друзья мечтам -
ты ж - наяву - прильни к моим устам.

Шекспир Сонет 129

Растрата духа в пустошах греха -
достойное позора вожделенье;
не замываемое без следа
дичайшее и злое прегрешенье;

причина всевозможного вреда:
проявится и будит отвращенье;
польстится на приманку - так беда.
В итоге лишь презренье да мученья.

Оно шагает с разумом не в лад.
Оно в своих излишествах чрезмерно.
Добытая им радость - это яд.
Расплата за неё неимоверна.
Грех похоти - как адская напасть,
но трудно обуздать такую страсть.

Шекспир Сонет № 130

Глаза её - не солнце, не горят,
и губы побледнее, чем кораллы,
и цвет груди – не белый снегопад,
и чёрный волос скручен как попало.

И щёки милой – не дамасский сад,
не свежесть роз – не пышут и не алы.
Дыхание её – не аромат.
В саду весной нежней благоухало.

И речь любимой для меня мила,
но всё же лучше б музыка звучала.
Богиня бы изящнее прошла.
Возвышенного в милой нет нимало.
Зато немало лучшего в ней есть,
чем в тех, кого избаловала лесть.

Шекспир Сонет 131

Прекрасна ты, но, право, не вполне.
Ты норовом похожа на тирана.
Возможно, это по моей вине, -
когда уверилась, как ты желанна.

Кто зорче, о тебе толкует мне,
что зря я убиваюсь постоянно,
и люди не сгорают, как в огне,
от твоего пьянящего дурмана.

Я в споре с ними дохожу до слёз.
Клянусь, опровергая басни эти,
что смуглый лик и чернота волос
прекраснее всего, что есть на свете.
Когда б не нрав, ничем ты не дурна,
а вот о нём вся критика верна.

Шекспир Сонет 132

Я вижу у тебя в глазах намёки,
что и тебе грустна моя беда.
Они всегда в туманной поволоке.
В них прежнего презренья - ни следа.

Ни утреннего неба на Востоке
Заря так не украсит никогда,
ни Запада, когда настанут сроки,
в вечернем небе первая звезда,-

как блеск твоих очей из под вуали...
Кто ж это научил их излучать
подобный свет сочувственной печали,
что льётся на меня как благодать ?
Теперь, пленённый этим взором чёрным,
я всякий прочий цвет считаю вздорным.

Шекспир Сонет 133

О что за сердце, что вселяет стон
в любую грудь, и нам обоим туго !
Я был пленён - теперь ещё и он.
Мы оба - жертвы, оба сбиты с круга.

Я первый был тобою сокрушён.
Искать свободы - тщетная потуга.
Тройная пытка, я теперь лишён
тебя, и самого себя, и друга.

Замкни ж меня в своей стальной груди.
Дай друга выкупить такой ценою,
и лишь меня томиться осуди.
Надеюсь, станешь ласковей со мною:
став узником, с рабами наравне,
я буду твой - со всем, что есть во мне.

Шекспир Сонет 134

Я вижу сам: он - собственность твоя.
Останусь у тебя в полнейшей власти,
лишь отпусти моё "Второе Я",
чтоб он мне был опорою в несчастье.

Но, алчности безмерной не тая,
ты не довольствуешься только частью.
Ты ж знаешь, мы - вернейшие друзья.
Он - мой гарант, но пленник той же страсти.

Тебя ж влечёт нечестный интерес.
Как самая лихая ростовщица
ты не желаешь жалобных словес
и предъявляешь счёт, чтоб расплатиться.
Мой друг потерян. Оба - как в тюрьме.
Он щедро платит - я ещё в ярме.

Шекспир Сонет 135

Все дамы к им любезным благоволят,
а у тебя есть Вилл и два других.
Так я тот Вилл, что о свиданьях молит
когда в тебе такой вдруг вспыхнет стих.

Твой пышный сад обильной влагой полит.
Я тоже садовод не из плохих -
из тех, что розы с лилиями холят,
чей вкус к цветам с годами не притих.

Как много влаги море ни скопило,
но всё же радуется всем дождям.
Пусть будут у тебя другие Виллы,
а ты будь рада всем твоим друзьям.
Желание - живительная сила !
Поверь, что я страстней любого Вилла.

Шекспир Сонет 136

В душе ты против моего вниманья.
Внуши ей, что я страстен, полон сил.
Не будь скупа в ответ на притязанья.
Я знаю многих, кто тебе был мил.

Ответь же на любовь и на желанье !
Тебе твой прежний опыт не претил -
он наполнял сокровищницу знанья.
Так пусть хоть чуть прибавит новый Вилл.

Всего один, совсем ничтожный кто-то,
чья капля в изобилии мала -
лишь только бы тебе была мила.
Я стану тем, кто не умножит счёта.
Но, кто б тебя потом ни полюбил,
да будет не забыт и этот Вилл.

Шекспир Сонет 137

Амур - шутник ! Гляжу на всё в упор,
но всё закрыто пеленой тумана.
Я знаю, что ищу, а вижу вздор -
не красоту, а мерзкие изъяны.

Я стал на рейд. За бухтою - простор,
где вольный путь любому капитану,
но ты сковал из глаз моих багор.
Он стал цепляться только за обманы.

Как будто взял да принял за садок
открытую для общей ловли банку:
благой фальшивый лик меня увлёк,
и я не рагадал отвратную приманку.
Глаза больны. Куда ни глянут - ложь,
и в сердце - лихорадочная дрожь.

Шекспир Сонет 138

Когда подруга заявляет хлёстко,
что мне верна, я спорить не привык.
Как будто принимает за подростка,
не знающего всяческих интриг.

А я, уже давно лишённый лоска,
ей верю, хоть и лжив её язык.
Она скрывает то, что вертихвостка,
а я не хвастаюсь, что я старик.

Меж нами нынче видимость доверья,
хотя его на самом деле нет.
Она таит, что делает за дверью,
мне неприятно выставленье лет.
Так льстя друг дружке, мы, во имя божье,
свои изъяны маскируем ложью.




Большое удовольствие, Владимир Михайлович... Может, так и надо - чуть отстраниться во времени и пространстве...
По мне - вполне собой, как переводы...
С благодарностью, В.К.